04:07 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서


Название: Сеул.
Статус: 34 листа. ЗАКОНЧЕНО.
Авторы: +Aia, D-I-E
Персонажи: Джеджун, Юнхо.
Пейринг: Юндже.
Жанр: ПВА (с)
Примечание: Трава наша, наше АУ, ООС, а мальчики не наши. Авторы не претендуют ни на героев, ни на достоверность, ни на адекватность своих фантазий.

Вытекающие все из Нью-Йорка и Сан-Франциско.
запись создана: 08.05.2013 в 22:54

Комментарии
2013-05-08 в 22:56 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
О господи, о господи!!!!:crzfan:

2013-05-09 в 01:28 

Marilin
:heart::kiss: как я ждала это)

2013-05-09 в 02:51 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
Я надеялась,что будет Юндже. Ура! :crzfan:

2013-05-09 в 11:34 

Нес
Она только изредка пахнет духами. Все чаще — табачным дымом. Чем больше ее проклинаю стихами, Тем больше она любима. (с)
Лучи любви и вдохновения авторам :crzfan::crzfan::crzfan::crzfan:

2013-05-09 в 16:21 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Чон Юнхо был той еще звездой. Именно он поднял собой (руками, ногами и прочими частями тела) рок-музыку в стране на новый уровень. Его репертуар не ограничивался лишь забойными и мощными композициями - он перепевал разные любимые народом песни, добавлял в них "перца", как любили писать о нем в газетах, постоянно участвовал в каких-то шоу, занимался благотворительностью, так что его любили не только девочки периода пубертата, но и их мамы, даже папы.
Период экспериментов с внешностью у него уже закончился - сейчас он придерживался строгих темных оттенков, коротко стригся. Второй год его узнавали лишь по силуэту "хохолка" из челки, черным почти военным пиджакам с множеством мелких пуговиц, высоким сапогам и манерой носить такие штаны, что вся страна видела, у кого тут самые стальные яйца.
Он был скандальным, куда уж в роке без скандалов, но он был звездой такой величины, что его знали чуть не больше, чем президента. Он был везде. И когда мог, когда было нужно, он становился невероятно обаятельным - и скандалы прощались, на раз.
Он был первым во всех чартах, его альбомы скупали тысячами еще в первый день, он мечтал покорить не только Корею, но и весь мир и вовсю готовился к этому. А тут откуда-то нарисовался этот чертов американец. За неделю подвинувший его с первых строчек.
И продажи последнего альбома Юнхо, того, который про войну, а не любовь, куда-то падали.
Юнхо не мог просто так на это смотреть и оставаться спокойным. Он пришел, чтобы пояснить парнишке, на чью территорию он влез. Он пришел, чтобы…
- Только этого еще не хватало.
Джеджуну сразу, с первых шагов в мире корейского шоу бизнеса разъяснили, что здесь с чем едят, кто его основные конкуренты, любимцы публики. И где те, кто даже наступи они ему на яйца, Джеджун должен с улыбкой сказать "Еще, пожалуйста!".
- Не пускайте его!
Это не было их первой встречей.
И после предыдущих видеть Чона Юнхо (и сразу после Ючона) не хотелось. Совсем. Хотелось пожинать лавры и смотреть на собственный счет в банке, а не тратить последние нервные клетки и подмачивать и без того шаткую свою репутацию скандалами. Ему еще повезло, что за красивые глаза, милые улыбки и посещаемость самых отдаленных уголков страны, за встречи с фанатами и фуршеты для прессы его приняли на этой территоррии.
Не дурак он был, чтобы думать, что все из-за того, что он охуенно поет.
И скандал, на который вот уже не раз нарывалась звезда корейской сцены, был Джеджуну вообще не нужен.
- Господин Ким, к сожалению, сейчас я разговаривал с администрацией комплекса, он и им позвонил. Если вы с ним не поговорите, вам придется покинуть здание и свернуть вечеринку... – охранник чувствовал себя идиотом, но он получил приказ свыше.
- Ну что за дерьмо, а?!
Джеджун понял, что этот момент как-то незаметно перерос в "Еще, пожалуйста!".
- Пропусти его. Но только его! И проследи, чтобы никто не подслушивал, мне не нужны сплетни.
Дже поднял себя с дивана, слегка припудрил щеки, придавая лицу потустороннюю бледность, зыркнул в сторону охранника сквозь зеленые линзы.
- Чего встал, иди!
И остался один всего на пару минут.
Потом в гримерке появился хозяин прайда - иначе назвать его было нельзя.
- Здравствуй, милашка. Пробиться к тебе не так уж и просто. Боишься что ли? Можно подумать, я тебя съем.
Как у себя дома Юнхо прошел к дивану и присел на него. Так грациозно и с другой стороны так царственно даже хищники породы кошачьих в джунглях себя не ведут.
- Господин Чон…
Вежливый до приторности тон мог обмануть кого угодно, если бы кривая недо-ухмылка не сочилась ядом.
- Чем обязан такому приятному сюрпризу?
Все слова про «сложно пробиться» Дже благоразумно пропустил мимо ушей, решив сделать вид, что он в этих сложностях не замешан.
- Хочу предложить совместное творчество. - оскалился Юнхо. И так это произнес, что не понятно - издевка это, или правда.
Джеджун недолго смотрел на этот оскал, а потом его прорвало.
- Да неужели? Так этими вопросами занимаются менеджеры. Зачем снова ко мне притащился? Опять решил поиздеваться? - их ранние встречи Джеджун точно не забыл.
- Голос не повышай на меня. - предупреждающий жест рукой был заимствован откуда-то из фильмов про царей. - Менеджер твой тупой, как валенок, с ним разговаривать еще бесполезнее, чем с тобой. Если откровенно, малыш, ты знаешь, что ты меня раздражаешь. Но тебя полюбили, как я погляжу. И если не хочешь проблем - лучше соглашайся. Я возьму тебя под крыло, в итоге ты от этого только выиграешь.
- Не указывай, что мне делать в моей гримерке. - Джеджун даже покраснел от злости. - Не вижу, отчего мне тут должно быть хорошо. Я и один справляюсь, какая к чертям для меня выгода? У меня есть компания, которая взяла меня под крыло, не вижу смысла менять эту жопу на другую. Какая разница, кому сосать?
Юнхо медленно поднялся и даже как-то устало вздохнул, мол, ну вынуждаете вы меня встать. Он возвышался над Дже почти на голову.
- Мне сосать эффективнее, глупая твоя голова.
Он смотрел на него сверху вниз во всех смыслах - и прямом и переносном. А потом коснулся пальцами волос, добавляя:
- И я тебя буду гладить по головке, если ты согласишься. А если продолжишь ерепениться - я тебя уничтожу. Я найду как. Я не угрожаю, что ты. Я просто всегда получаю, что хочу.
- Один альбом. - выдохнул Джеджун. - И если он себя не оправдает, как удачное сотрудничество, я уйду. И ты больше не будешь угрожать мне и моей работе, бросишь лезть в мои дела в Корее.
- А даешь ты так же легко, как и соглашаешься на работу? - Юнхо цокнул языком, убирая руку, не произнося, что согласился на его условия.
- А ты? - с вызовом спросил парень. И не дождавшись ответа, процедил: - Отвали.
Затем Джеджун оттолкнул противника с дороги, направляясь к двери.
- Контракт обсудишь с моим агентством. А сейчас меня ждут на вечеринке. Я не горю желанием пропускать ее. – обернувшись, он уставился на Юнхо, открывая дверь в прямом намеке.
- На вечеринке мы появимся вместе, надо же с чего-то начинать. - тот в ответ игранул бровью и вышел в коридор.
- Мы не вместе. – фыркнул Дже. - Я еще ни на что не согласился.
Дверь он захлопнул с явным раздражением. Быстро зашагал по коридору, двигаясь в сторону лифта, связывающего верхний этаж со всеми остальными.

2013-05-09 в 16:22 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Юнхо оставил его в покое лишь минут на десять. И не смотря на поздний час, решил вопрос с контрактом.
Скоро к парню подошел менеджер и сам обалдело (как и охранник) попросил:
- Веди себя хорошо, Джеджун?
Кажется, этот человек, что вскоре вплыл в зал и уселся за столик рядом с Дже, мог в этой стране все.
Ким Джеджун в лице переменился дважды. Сперва от просьбы, а потом, когда понял, с чем она была связана.
- У тебя есть компромат на каждого в этой стране? - прошипел он с улыбкой, которая была явно на публику, после одним глотком осушил бокал с красным вином.
Напиток окрасил его губы в комплект к ярким глазам на бледном лице.
- Я просто Бог, что уж там скрывать. - улыбнулся Юнхо.
Официантка подала ему бокал коньяка.
- Спасибо, милая.
Отпив, мужчина вновь посмотрел на Дже.
- Давай проясним. Насколько я знаю, гитару ты в руках держал лишь для фото сетов?
Девушка обновила бокал Джеджуна, а сам парень развернулся к Юнхо всем корпусом, продолжая улыбаться так, словно они ведут непринужденную беседу.
- Ну что ты, вообще то я играю немного. Да, не профессионально, но как-то раз я даже импровизировал на нью-йоркском радио.
- И правильно, зачем тебе гитара, такой инструмент вообще не для тебя. Твой образ в Америке пару лет назад был куда эффектнее, чем сейчас, блондином тебе лучше, да и в глазах было столько невинности - это подкупает. Сейчас ты похож на общипанного вороненка, придется поработать над тобой к нашему альбому. Песни ты пишешь сам?
- Стилисты решили, что это, - Дже оттянул горловину черного джемпера с глубоким вырезом, - больше подходит для корейской сцены, так что не ко мне претензии. – и не понимал, для чего оправдывается. – И не твое гребаное дело, как я выгляжу. Весь гребаный мир в курсе, что в основном я пишу сам.
Юнхо лишь пожал плечами, отпил еще коньяка, закусил долькой лимона, подцепив ее с тарелки длинными пальцами с ровными блестящими ногтями.
- Я тебе поясню. Корейская сцена сейчас устала от всего, она требует такого, что еще не делали, извернись, как хочешь. Это ты на новизне сыграл. Потом тебя легко могут забыть. Я много о тебе читал, слышал, общался с твоим бывшим менеджером, американским, даже биографию твою прочел, я не прихожу не подготовленным. - мужчина снова оскалился. - Но мне нужно знать из первых уст, я уточняю информацию.
- Ты общался с Кюхеном?
Кажется, это все, что Джеджун услышал от своего нового "ближайшего друга" на время сотрудничества.
Еще одно напоминание.
Ючон, Кюхен… и этот Юнхо...
Джеджун не знал, сколько можно терпеть и чем его дальше добьет этот день. Он подозвал официантку, попросил чего покрепче, наплевав на запрет менеджера пить сегодня крепкий алкоголь. Он пользовался тем, что пока тут этот человек, никто к ним и близко не подойдет, чтоб не мешать.
Юнхо спокойно кивнул, официантка обновила его бокал и принесла такой же для Джеджуна.
- Я дам тебе день на подготовку, а послезавтра ты должен быть у меня в студии.
- Мне нужно сверить график.
Джеджун задумался, глядя на коньяк в своем бокале. И вдруг решил, что не хочет его пить.
- Извини, мне надоел этот фарс, можешь еще покрасоваться, а мне нужно поприветствовать спонсоров. - он поднялся, благоразумно оставив бокал на столе нетронутым. - И я наконец-то смогу поехать домой.
Эта вечеринка не приносила ни радости, ни удовлетворения от проделанной работы.
- Стоять!
Пальцы Юнхо перехватили запястье Джеджуна, не позволяя парню далеко уйти.
- Ты что делаешь?!
Джеджун машинально дернул рукой.
- Отпусти, на нас смотрят.
- Во-первых, я тебя не отпускал. - выражение лица Юнхо было мягким и благосклонным, в отличие от хватки пальцев. - Во-вторых, подумай до нашей следующей встречи, почему в твоем образе так мало секса и попробуй это исправить.
- Да иди ты к черту.
На этот раз Дже удалось выдернуть руку, и он практически сбежал под крылышко менеджера, за спины крупных спонсоров, что были просто счастливы от повышенного внимания звезды.
Они не догадываясь, что рок-стар готов был уже кому угодно лизать задницы, лишь бы избавиться от навязанной компании.
- Глупая колючка. - мурлыкнул Юнхо ему вслед слышно только для себя.

2013-05-09 в 16:37 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
О да, две горячие штучки.:chups:
Какая гремучая смесь нас ожидает!

2013-05-09 в 16:55 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
Вау *_* Какое начало!

2013-05-09 в 17:33 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Katzen Zungen, Ingirieni, так здорово, что вам нравится! :squeeze::squeeze:

2013-05-09 в 17:33 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Marilin, Ingirieni, Нес, спасибо вам!)

2013-05-09 в 18:58 

solnce.alex
~Stupid Beauty~ Dreams are my reality.
чувствуется жарко будет :heart::heart::heart:

2013-05-09 в 20:08 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
+Aia, так здорово, что вам нравится! :squeeze::squeeze:
Вы в этом сомневались?:eyebrow:
Это такое удовольствие, погружение в мир, где живут ваши (и наши) герои.:)

2013-05-11 в 14:56 

PrinceMax
отлично) новенькое так быстро о:

2013-05-11 в 22:26 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Спустя два дня Дже был совсем не удивлен тем, что у него не оказалось ни фотосессии, ни интервью, зато встреча с Чоном Юнхо значилась жирным и единственным пунктом в расписании.
- Вот ведь гад… - мысленно ругался парень, когда стоял перед дверью здания со звукозаписывающими студиями (одна из которых принадлежала Чону) и давил на кнопку видео звонка.
Больше всего его раздражало, когда стилисты естественно "совершенно случайно" решили, что парню подойдет новый образ. Его голову сейчас украшали высветленные пряди, тщательно спрятанные под вязаной шапкой и синие линзы, в подведенных до неприличия глазах.
- Ненавижу. – продолжал он, толкая дверь в нужное помещение и низко кланяясь присутствующим в комнате. Добавляя вслух: - Добрый день.
- Господин Чон вас ждет у себя. - сообщила Джеджуну улыбчивая молодая девушка из сотрудников и проводила его до дверей.
Несмотря на все свое состояние, жил Юнхо в обычной квартире, но вот студия у него была богатая. Он уже второй десяток лет крутился в этом бизнесе и сейчас его менеджеры были его подчиненными, а не руководителями. Студия принадлежала ему лично и на нее он не скупился.
Взору гостя предстал просторный кабинет, с круглым стеклянным столом по центру, белыми кожаными диванами у стен. Всю остальную площадь занимали награды, статуэтки, грамоты, благодарности, в том числе и за вклад в экономическое процветание страны.
- Заходи, Джеджун, не стесняйся. - сказал Юнхо, снимая наушники, отодвигая ноутбук в сторону и поднимаясь из-за стола. - Добро пожаловать.
Сегодня он был не в образе, если можно так сказать. Он больше походил на успешного бизнесмена, чем на рок-звезду в этом темно-синем костюме в тонкую полоску. Отсутствие галстука разве что намекало, что никакой он не бизнесмен.
Дже фыркнул, как бы показывая, что было бы чего стесняться, время стеснений прошло.
- Неплохо устроился. – констатировал он, снимая солнечные очки и бросил сумку на свободный стул.
Коротко взглянув на Юнхо, отвернулся.
Было как то неудобно осознавать, что как бы ни брыкался - все и правда вышло по-чоновски.
- Зачем тебе понадобилось, чтобы я пришел?
- Ты предпочитаешь работать на расстоянии? Или тебе нужно время, чтобы привыкнуть к тому, что ты теперь подо мной? - улыбнулся Юнхо, однако совершенно беззлобно. - Садись.
Парень не нашел, что ответить и это уже было странно. Он сел в указанное место и воззрился на своего нового, чисто номинального напарника. Дже не был таким уж дураком, он понимал, что «партнер» в данном случае - определение весьма неподходящее.
- Мне нужно знать, что делать, прежде чем тащиться через весь город непонятно зачем... Или ты уже набросал наметки за пару дней? А может давно к этому готовился? - прозвучало ехидно.
- С того самого момента, как только я тебя увидел, я написал восемь с половиной песен. – в ответ прозвучало еще ехиднее, чем получилось у собеседника.
Потом Юнхо протянул ему бумаги с примерной концепцией их дуэта. И добавил:
- Могу дать кое-что послушать.
По нему вообще сложно было сказать, когда он шутит, а когда говорит всерьез.
Джеджун подозрительно на него посмотрел, потом кивнул на предложение и уставился в бумаги.
- А твои пиарщики не переборщили ли с фан-сервисом?! - даже икнул спустя пару предложений.
Его на бумаге называли не иначе как "красоткой", "мамочкой" и "слабой половиной". В то время как Юнхо всегда выглядел мужественным отцом семейства и самцом.
- Я не согласен. У меня тоже есть член, знаешь ли, и я не намерен играть роль дрожащей дуры. Пусть пересмотрят концепцию.
- Ты всегда читаешь между строк? - удивился Юнхо. - Где там про дрожащую дуру?
- Я не буду бабой в паре! – отчеканил Дже. - И вообще нафиг нам фан-сервис, ты достаточно давно на рынке, чтобы обойтись без этого, это просто смешно!
- О… Джеджун, ты попал в страну фан-сервиса, господи! - мужчина рассмеялся. - Ты должен понимать - все знают, что ты гей! В любом случае, тебе это уже не навредит. Ну и подумай сам, рядом с таким мужчиной, как я, ты, как мужчина просто потеряешься!
Дже смерил его критичным взглядом и заявил:
- Видали и получше. Для Америки даже ты был бы нежно-голубеньким. - и фыркнул себе в кулак, скрывая улыбку.
- Ты поосторожнее с высказываниями, иначе будешь у меня в платье выступать. – предупредил Юнхо. - Иди сюда? Дам тебе послушать песню. Может быть, настроение твое поменяется.
- И не рассчитывай на это. - Джеджун закатил глаза, поднимаясь с места.
Юнхо протянул ему наушники и уточнил перед тем, как нажал на воспроизведение:
- Эту песню я вообще вижу только в твоем исполнении.

Да, Дже невзлюбил Юнхо сразу, но прослушивая музыку, он расслабился и был серьезен – мысленно не напоминал себе про ненависть. Не кривил губы, внимательно смотрел прямо перед собой, словно видел что-то в воздухе, даже дышал редко от сосредоточенности.
Видно было, что он обожает свою работу.
Через какое-то время он подошел к окну, оперся ладонями о подоконник, помолчал, давно закончив с прослушиванием.
- Третья песня – откровенная скукота, ее даже ремикс не спасет. А остальное ничего, но для некоторых твой голос слабоват. Кажется, теперь понимаю, зачем тебе понадобился. – сказал он и протянул мужчине руку. - Я буду с тобой работать.
- Значит, пойдем в студию. – рукопожатие Юнхо было крепким. Затем он направился на выход. - Начнем прямо сейчас.
- Что ты хочешь от меня прямо сейчас? - Дже еле успел подхватить сумку.
- Чтобы ты пел.
Они пришли в звукозаписывающий зал.
Там Джеджуну достался текст, после некоторых указаний Юнхо попросил помощницу сварить им кофе, снял пиджак и прошел за стекло первым.
Дже порадовался, что привык по утрам распеваться, а то сейчас мог бы «дать петуха». Он шел к микрофону, припевая под нос слова (мелодия запомнилась быстро), пытаясь как можно лучше положить их на музыку.
Но в его голове все выглядело совсем не так, как получалось, и он был недоволен, отчего хмурился и, что греха таить, слегка пугал людей, сидящих в студии.
- Я могу уйти. Или встать к тебе поближе. Что поможет тебе эффективнее? – вдруг мягко спросил Юнхо, заглядывая Джеджуну в глаза.
- Отвали. – тихо буркнул тот.
Он весь ушел в текст и, судя по всему, к нему часто приставали с подобными двусмысленностями, ведь ответ вылетел на автомате.
Затем Джеджун вспомнил, что они тут не одни, да и повода для грубости не было.
- Я и сам справлюсь. – уточнил он.
Надел наушники, вплотную подошел к микрофону и, дождавшись вступления, начал петь.
Тут Юнхо сделал то, чего Джеджун точно предугадать не мог - прижался к нему сзади и обнял за талию одной рукой.
- Больше секса, Джеджун... Больше... - прошептал на ухо, отодвинув наушник.
Голос дрогнул и сорвался.
И не сразу получилось собраться с мыслями.
- Хочешь секса? - это он спросил прямо в микрофон, с вызовом.
И весьма пошлой интонацией.
С начала нового куплета Дже запел так, что почти превратил песню о желании и любви в череду стонов, вздохов и откровенную порнографию. Он пел, закрыв глаза, вспоминая конкретные пухлые губы, вечеринку в свинг-клубе и самые горячие ночи, что у него были, пусть даже без участия тех губ.
- А печали-то сколько! - Юнхо снова освободил его ухо, насмешливо шепнув. - Сексуальная печаль - это номер!...
И обе его руки забирались Джеджуну под майку.
За что вскоре мужчина получил под ребро локтем.
- Я тебе для этого тут нужен?
Дже обернулся. Лицо его было красным, а в глаза стоял возбужденный блеск.
Он сам себя распалил воспоминаниями, а тут его еще так недвусмысленно касались.
- Конечно... – Мужчина кивнул.
Его руки основательно занялись делом - оглаживали живот партнера, поднимались вверх, почти до сосков.
- Отвали… - фыркнул парень. - Ты мешаешь мне работать. – и голос вновь дрогнул. Дже схватил Юнхо за запястья. - На нас смотрят… что ты делаешь?
Ему приходилось прикладывать усилия, чтобы справиться с этими бессовестными руками, точнее сказать, их обладателем.
- Не обращай ни на кого внимания. И убери руки. Я почти услышал то, что хотел услышать в твоем голосе. - Юнхо крепко сжал его, обнимая.
Джеджун замер, взволнованно дыша.

2013-05-11 в 22:29 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Он вообще не понимал – домогается ли его Юнхо, или делает это для работы, стремясь эмоционально выжать.
Он закрыл глаза, продолжая петь под новый виток непрекращающейся музыки. И его голос больше не дрожал, чего нельзя сказать о теле.
Правда была в том, что несмотря на мотивы, которые преследовал Юнхо, в жизни Дже уже был подобный самовлюбленный и властный ублюдок. Просыпались еще воспоминания.
- Молодец... – вдруг улыбнулся Юнхо, отошел от парня, показал ему большой палец и вышел за пределы зала.
Растянулся там в кресле рядом со звуковиком и обворожительно улыбался.
- Сволочь. - прошептал Дже себе под нос, что конечно же было слышно из-за микрофона. И провел руками по своим плечам, прогоняя ощущение от чужих прикосновений со своей кожи.
Дальше запись проходила в обычном режиме. И так скоро не закончилась.
Джеджун так вошел в роль того самого американского себя, что его было не вытряхнуть из этой шкуры. И под вечер он попросту упал на диван в кабинете Чона, обессиленный.
- Попроси сделать мне кофе и вызвать такси, иначе я не доеду до дома.
Прикрывая глаза и вытягивая ноги, Дже почти что лежал.
Казалось, что еще немного и он уснет прямо тут.
Юнхо раздал всем команды – заказал и такси, и кофе.
Очень скоро чашка была у Джеджуна в руках, а мужчина сел рядом и лицо его вообще не было похоже на те, что красовались на афишах.
- Ты умница.
- Я знаю.
Джеджун всегда адекватно оценивал свою работу. Сегодня он выложился на двести процентов из ста, практически сам себя переплюнув, но в его голосе не звучало ни самодовольства, ни вызова.
После такого не повыделываешься.
- Зачем ты лапал меня? – просто спросил он, сделав первый глоток горячего крепкого кофе.
Юнхо откинулся на спинку дивана и облокотился о руку.
- Сложно сдержаться, знаешь ли.
Дже прищурился.
- Ты тоже гей?
Чон хохотнул.
- Неужели отлично скрываю это?
- Видимо да... раз выжил в корейском шоу бизнесе и даже процветаешь.
Джеджун удивленно моргнул, а Юнхо вытянул ноги, которые из-за полосок казались вообще бесконечными.
- Я фиктивно женат, плачу кучу денег своей "супруге", которую вижу пару раз в год.
Казалось, что еще больше глазам парня не стать. Но зря.
- Ты так просто мне это рассказываешь? И решил работать со мной? Лапая на виду у всех?... Прикалываешься что ли?
- А чего мне бояться? Что ты решишь меня сдать? Хах. – рок-стар улыбнулся. - Неужели тебе не понравилось, как я тебя... лапал?
Второй рок-стар поджал губы и уткнулся в чашку.
Этот провокационный разговор опять выходил ему боком.
- Я больше не сплю с теми, с кем работаю. – предупредил он, вместо нормального ответа на вопрос. - И где уже это чертово такси...
- Стоит внизу и ждет тебя. – пожал плечами собеседник.
- То есть я могу идти?
Сбежать, вернее говоря.
- Конечно. Я жду тебя здесь послезавтра. И мне плевать, что у тебя там было до меня.
На лице Юнхо вновь не удавалось прочитать – шутка ли его последняя фраза.
Джеджун снова моргнул и оставил с Чоном свой недопитый кофе, буркнув «до свидания» совсем неразборчиво.
Зато за дверью он весьма четко выговорил:
- С тобой у меня тоже ничего нет.

2013-05-12 в 00:11 

solnce.alex
~Stupid Beauty~ Dreams are my reality.
бедный Дже, опять им крутят как хотят (
спасибо :love:

2013-05-12 в 00:11 

solnce.alex
~Stupid Beauty~ Dreams are my reality.
бедный Дже, опять им крутят как хотят (
спасибо :love:

2013-05-12 в 14:29 

PrinceMax
Сегодня он выложился на двести процентов из ста
вы тоже выложились на все 200 из 100 :up: как всегда :D

2013-05-12 в 14:58 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
Надеюсь, Юно влюбится в Дже до дрожи.:inlove:

2013-05-12 в 16:38 

CassiLyu
Джее...:-(

Так интересно что и как дальше:duma2:
Авторы просто чуудо:kiss:
спасиибо:gh3:

2013-05-12 в 21:35 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
Спасибо за продолжение. Сюжет нравится все больше

2013-05-13 в 04:38 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Однако расписание на послезавтра сияло белизной листа, перечеркнутой одной строчкой "запись с Ч.Ю.". Джеджун снова ругался, прекрасно понимая, что вскоре им предстоят не только записи, а совместные интервью, передачи, фотосеты и появления на людях.
Послезавтра Юнхо появился в студии чуть позже Джеджуна. И они писали свои партии по очереди. Казалось, он был чем-то озадачен, откровенно больше не приставал, хотя все равно уделял Джеджуну внимание.
- Спасибо всем за работу. – сказал он вечером и вышел из студии первым - только его и видели.
Джеджун откровенно жался от него по стеночкам, ловил на себе смешливые взгляды остальных сотрудников, но не дождавшись сегодня ничего провокационного, искренне офигел.
Спустившись на подземную парковку, прежде чем завести мотор, он еще раз подумал, что что-то явно случилось, но это определенно не его дело.
На самом деле Юнхо всего лишь планировал их следующую встречу.
Еще через пару дней на телефон Джеджуна пришло сообщение (с незнакомого пока номера).
«Жду тебя в десять вечера в ресторане отеля "Гранд Палас". Оденься официально. Юнхо.»
Парень принял это за шутку, но пробив телефон у менеджера, растерялся.
- Я могу не пойти?
Глупый был вопрос.
Утерев испарину со лба белым носовым платком, менеджер лишь покачал головой, так что Джеджун был в ресторане отеля в назначенное время. Не раньше, не позже. В костюме черного цвета и белоснежной рубашке выглядел он на миллион и один Оскар, даже администратор, проводивший его к столику, засмотрелся.
В тот вечер в ресторане проводился благотворительный бал в поддержку больных раком детей; Юнхо являлся самой главной звездой - такие мероприятия иногда были немногим важнее концертов.
Он сидел за столиком, куда проводили Джеджуна. А рядом сидела тонкая блондинка с короткой стрижкой, у которой из корейцев явно только один родитель.
Девушка была очень красивая, не вычурная, даже украшения и роскошное платье на ней смотрелись не вульгарно.
- Джеджун, познакомься, это Мария. Моя жена. Присаживайся. И улыбайся. Нас сегодня будут много снимать, но никаких вопросов здесь не задают.
Парень поклонился.
- Приятно познакомиться.
И сел на предназначенное ему место.
Мероприятие выдалось классически помпезным - крупные шишки ужинали, общались и подписывали чеки, надеясь, что им это зачтется в будущей или другой жизни. Дже улыбался и кланялся знакомым лицам, но вскоре заскучал, такие мероприятия были тяжелее любого концерта.
- Вы часто бываете на подобных вечерах?
- Юнхо не пропускает ни один. – отвечала Мария.
- А как иначе? Я зарабатываю не только для того, чтобы шикарно жить.
- Да ты и не можешь шикарно жить, когда кто-то другой живет хуже. Добрая твоя душа. - Мария с улыбкой взяла мужа за руку.
- А я обычно просто подписывал чек и отсылал организациям, не вижу смысла тратить деньги на такие приемы, если их можно потратить с большей пользой. - Дже смотрел на пару во все глаза, если бы не то, что сказал Юнхо раньше, он бы не усомнился в их искренности.
- Все деньги, вырученные с этих приемов, тоже уходят на благотворительность, так что мы не просто так ужинаем. И покрасоваться друг перед другом тоже важно.
Юнхо взглянул на парня и может показалось, но подмигнул.
Когда вечер закончился, Джеджун мог видеть, как пара удалилась вдвоем и уехала, но на стоянке его подкараулил Юнхо. Снятый пиджак был перевешен через руку, а прическа чуть растрепалась.
- Хочешь повеселиться по-человечески, Джеджун?
- По-человечески? – переспросил тот. - Нужны еще фотографии для пиара?
- Нет. Никаких фотографий. Я собираюсь поехать в один клуб... Присоединишься? Там никому нет дела до звезд - все звезды, отдыхающие от внимания.
Дже ослабил галстук, а после и вообще стянул его с шеи, выкраивая время для принятия решения.
- Ладно. Поехали.
Юнхо заулыбался, пригласил парня в свою машину и вскоре они приехали на место.
В зале было приятно темно, музыка у бара была не слишком громкой, танцпол был отделен от основного зала, народу было не так уж много - среда ведь.
- Текилу мне и... - Чон выжидающе уставился на спутника, заняв барный стул.
- Две текилы.
Джеджун кивнул, на секунду оторвавшись от разглядывания окружения. Юнхо не обманул - половину молодых лиц он видел по ТВ или пересекался с ними в коридорах различных агентств, видел за кулисами концертов и участвовал с некоторыми в совместных передачах.
- Тут и правда полно звезд…
- Да, но все стараются друг с другом не общаться, надоели друг другу еще там! - хохотнул Юнхо и выпил налитую стопку по всем правилам - с лаймом и солью.
А Дже замахнул первую стопку просто так, чуть поморщился от вкуса и хлопнул Юнхо по плечу.
- Ну, раз так, то я поспешу затеряться в толпе.
Затем он отправился на танцпол и ведь не был пьян, но что он там творил! Так двигал бедрами и томно смотрел на всех, что его можно было уличить в том, что он под кайфом.
Кто-то подходил, чтобы составить компанию развратному парню, надеялись на легкую добычу. А Джеджун вспоминал дни, проведенные в Америке, как после концертов пил в барах, соблазняя, кого ни попадя просто от скуки.
И сейчас лишь улыбался. Его потихоньку отпускало.
Юнхо выпил еще стопку и пошел за ним.
Он наблюдал какое-то время со стороны за танцующим Джеджуном, потом будто решился, прошествовал к нему, взглядом всех распихивая и заключил в объятие так неожиданно, что парень, у которого глаза были закрыты, тут же их распахнул.
- Не могу. - весьма странно выразился Чон и приник к соблазнительным губам.
Дже замычал, обхватывая пальцами руки мужчины пониже плеч и все еще широко раскрытыми глазами пялился на его лицо в свете мигающих клубных огней.
Юнхо сжал его нижнюю губу и чуть потянул на себя, будто пробовал, потом поцеловал верхнюю. Потом украл воздух из его рта. И глаза его были закрыты.
«О, черт!» - пронеслось в голове певца, когда он прижался к чужому телу, уже сам целуя в ответ, развязно и пошло.
Он сжимал чужие руки уже не для того, чтобы оттолкнуть, а удерживал себя на ногах за их счет. И момент, когда сам закрыл глаза, он совершенно точно пропустил. Теперь лишь мычал в поцелуй с требовательными интонациями, прося о большем, будто можно целоваться горячее и более открыто, чем сейчас, посреди танцпола в клубе, полном знакомых лиц. Юнхо ответил на эти мычания коротким не злобным рыком, продолжая целовать, подключая к поцелую все тело - ведя парня в ритмичном танце, действительно ведя - из центра зала, в уголок, где было потемнее и потише.
- Ого... - озвучил он свои ощущения, когда прижал Джеджуна к стене спиной и сам нашел в ней опору рукой, а то повело.
И снова взгляд наткнулся на губы Джеджуна, теперь они еще "хуже" выглядели. Юнхо провел по ним пальцами, и ясно было, что сдержался от еще одного поцелуя – нужно отдышаться.
- Откуда ты взялся?...
Джеджун тяжело дышал, позволяя ему трогать себя, пока мысли не пришли в норму, пока голова снова не заработала.
Он сглотнул вязкую слюну, напрочь пропитавшуюся другим человеком.
- Ты сам ко мне пришел, помнишь?
Чон слегка улыбнулся.
- Нет, вообще ничего не помню. Только это. - и вот теперь не удержался - еще раз коснулся губами губ.
Но на этот раз Джеджун глубоко вдохнул и оттолкнул его. Проскользнул под рукой Юнхо и ретировался в предполагаемую сторону туалетов, не оглядываясь.
Мужчина рыкнул, проводил его взглядом и вернулся к бару.

2013-05-13 в 04:39 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Вернулся Джеджун, судя по мокрым кончикам волос, основательно освежившимся.
- Повторить. - сказал он бармену, глянул на партнера, сел рядом и чуть подумал. - Две текилы. – в сторону. - Тебе любовников не хватает?
Юнхо обернулся к нему. Пока Джеджун освежался, он выпил еще пару стопок, что видно было по глазам.
- Хватает. Но кто тебе сказал, что ты будешь моим любовником?
- А к чему это вело? - Дже мазнул кончиками пальцев по губам. - Я же не наивный школьник, чтобы думать, что все этим и ограничится.
Собеседник не в силах смотреть на его губы отвернулся.
- Я не знаю, что ты хочешь услышать, но для меня это был не просто поцелуй.
- Так я и говорю.
Джеджун выпил стопку по всем правилам.
- Т… Такие поцелуи ведут к сексу, а не заканчиваются просто так.
- Просто секс мне с тобой не нужен. - так и не поворачиваясь, сказал Юнхо. - Не спрашивай, почему, я сам не знаю. Или ты пишешь песни каждому сексуальному парню?
- При чем тут мои песни? – удивился Дже. – По-моему они тебя никак не касаются. Или ты хочешь, чтобы я написал для тебя песню? В контракте об этом ничего не говорилось.
- Ты плохо слушаешь то, что я говорю? - тут стало просто невозможно не смотреть на него. - Я увидел тебя на передаче в первый раз. И с того времени написал тебе восемь! с половиной песен. Как мне казалось, просто из-за того, что я почувствовал, какой ты. Это ведь не контролируется - из меня потекла эта музыка, эти слова, я даже испугался настолько, что начал на тебя злиться. Но сейчас, перед поцелуем, я понял, что ошибался - я тебя совсем не знаю, я не мог тебя чувствовать, я просто придумал, глядя на твою красоту. Но в тебе есть что-то другое, то, чего я пока не знаю, то, что я ощутил, когда поцеловал тебя. То, как ты мне ответил. Это не просто какой-то секс, мне не восемнадцать лет, я прекрасно отличаю стояк… от... влюбленности.
После услышанных откровений Джеджун заглотил вторую стопку и взглядом потребовал у бармена еще. Затем он смотрел на Юнхо в упор, стирая с губ капли текилы, что дрогнувшая рука пронесла мимо рта.
- Ты же меня терпеть не можешь... сам сказал. И сейчас ты… Да ты просто прикалываешься! - схватив наполненную барменом стопку, парень подумал, что кто-то из них двоих уже нажрался. И выпил, не поморщился. – Но что мне с этим делать?
Джеджун сжал рубашку у левой стороны груди, где сердце стучало, как сумасшедшее. И он не врал себе, что от выпитого. Никто давненько его так не встряхивал.
- Да, приколист я тот еще. - кажется, Юнхо даже обиделся, снова отвернувшись. – Ладно. Делай, что хочешь. Думай, что хочешь. Как будто ты не почувствовал этого.
- Я не влюблен! – Дже практически выкрикнул это, сползая с высокого стула, оступаясь пару раз.
Хитрый был напиток. Сидел-то вроде трезвый, а тут так повело.
- Так что не надо... не надо мне тут!... Этого... такого. Я сам разберусь, что делать.
Вообще, это не миф, что азиаты быстро пьянеют.
- Тоже мне... явился такой расписной, надавил, придавил! – не унимался Дже. – А теперь ему еще поцелуи подавай! И секс, и сердце, хитренькие какие все!
Он махнул рукой и, пошатываясь, направился на выход, продолжая что-то говорить себе под нос. Юнхо хотел пойти следом, но что-то удержало его на месте.
Но несмотря на его решение не идти за Джеджуном, судьба решила, что так просто он не отделается.
И подкараулила рок-звезду в виде спящего у его машины парня, опирающегося спиной о дверцу, непонятно как держащегося на корточках.
Перед тем, как покинуть клуб, Юнхо вызвал водителя, потому что уже сам напился. И Джеджуна они нашли одновременно.
- Что делать с парнем, господин? - спросил водитель.
- Везем ко мне! – ответил тогда Чон.
Как Дже настолько умудрился напиться, что не проснулся, когда его грузили в машину, а что-то только мычал, это загадка.
Дома, когда Юнхо сказал "Я САМ!" и донес его до квартиры на руках, Джеджун по-прежнему крепко спал. Проснуться ему суждено было только утром, в чужой постели, почти голым - раздетым до трусов. Рядом с кроватью стоял стакан воды, лежала таблетка аспирина. А Юнхо нигде не было.
Может Дже оценил бы джентельменские качества Юнхо раньше, если бы понял, где находится сразу. А так парень просто сидел в постели, хлопал глазами, оглядывался по сторонам и подтягивал одеяло все выше к голове, особенно когда понял, что сидит в этом незнакомом месте в одних трусах.
Уже подумалось, что напился до чертиков, черта какого-то подцепил и его поимели, а он и не помнит. Но задница таких воспоминаний не подбрасывала.
Внимательно изучив таблетку, Дже осушил стакан воды и только после этого поднялся.
И тогда уже увидел фото Юнхо.
- Вооот черт!
Хозяин дома услышал шум и заглянул в спальню. По нему вообще нельзя было сказать, что он вчера пил.
- Проснулся? Доброе утро. Твоя одежда в ванной. Ты перепачкал весь костюм.
Джеджун замер посреди комнаты, все еще закутанный в одеяло. А потом торопливо спросил:
- У нас… ничего не было?
- После того, как ты плюнул мне в душу, было бы странно, если бы что-то было. - хмыкнул Юнхо и ушел в гостиную.
Облегчение парень испытал лишь на первых порах, потом неприятно резанул смысл слов, он попытался вспомнить, что мог учудить, но кроме разговора у бара ничего не помнил.
Вышел в гостиную он уже одетым, с менее гудящей головой, но все равно с сероватым оттенком на лице.
- Да когда я успел?
- Давай не будем вспоминать, я все еще хочу с тобой поработать.
Юнхо сейчас выглядел вольным художником, с папкой листов, карандашом за ухом, в большом уютном кресле, окруженный музыкой ветра, тихо позвякивающей у открытого окна.
- Тогда ты не против, если я останусь? Я привык принимать участие в работе с текстами и музыкой, а не просто петь чужое. – Дже смотрел на него выжидающе.
- Оставайся.
Чон пожал плечами, протянул руку к стоящему неподалеку синтезатору и пробежал пальцами по клавишам, наигрывая отрывок мелодии. Закусил карандаш, пробежал еще раз, записал и задумался. Джеджун в этот момент разбирал уже готовые наброски, раскладывал листы вокруг себя по полу. А спустя какое-то время мычал себе под нос ноты, что слышал от синтезатора, добавлял что-то свое, какое-то новое их звучание, иногда хмурился, что-то чиркал на листах, надолго задумывался и мычал все сначала.
Время за этим занятием летело незаметно. Когда Джеджун чиркнул последнее слово на изрисованном листе, часы отбили десять вечера.
- Посмотришь?
- Давай. - Юнхо забрал у него лист и долго изучал. А потом вдруг спросил, не поднимая взгляда: - А про поцелуй ты тоже не помнишь?
Дже отвел взгляд.
- Помню. Но не понимаю, когда у тебя появилась душа и я успел туда плюнуть. - неловкость он давил ядовитостью.
- Я признался тебе, что влюблен. А ты сказал, что херня это все и нафиг тебе не надо. – Чон отложил лист на край инструмента. - Было бы куда эффективнее, если бы ты просто надо мной посмеялся.
- А… ты об этом?
Дже до сих пор воспринимал это как прикол над собой.
- Я же не думал, что ты серьезно… Так что скажешь? – он мотнул головой на лист. – Я думаю, что конец слабоват и припев нужно доработать. – он легко менял тему.
- Напой, может быть я услышу.
Чуть кивнув, Дже поднялся, подвинул мужчину от синтезатора и наиграл мелодию. Тихо ей подпевая, он перебирал клавиши и смотрел на лист с наспех начирканными нотами и словами.
- Ты боишься и поэтому не веришь? – спросил Юнхо.
Джеджун обернулся, посмотрел в глаза, моргнул.
И вдруг переместился к нему поближе, медленно приблизился с губам, пока не поцеловал.
- Я ничего не боюсь.
- Боишься... – тогда улыбнулся Юнхо, тут же обнимая его одной рукой и притягивая, усаживая на себя. - Но это пройдет.
- А я и правда все помню, - пробормотал Дже в поцелуй. - Даже то, что целуешься ты неплохо.
- Заткнись...
Перебирая пальцами кончики его волос, Юнхо целовал его более жадно, мешая еще что-то сказать.
- Мм! Ммм… - это мычание было похоже на "сам заткнись".
Следом Джеджун крепко обвил руками его плечи и крепко ухватился за волосы на затылке.
- Ну вот… Неее... спеши... - выдохнул Юнхо, когда градус этого поцелуя был близок к абсенту. - Я привык получать все, что хочу, но растягивать удовольствие я тоже люблю. Знаешь, что мне не нравится во многих твоих песнях? Они красиво начинаются, но печально заканчиваются. Конец и правда лучше доработать.
Джеджун прищурился, облизнувшись.
- Пожалуй.
И ненавязчиво сполз с его коленей.
- Я займусь этим прямо сейчас.
Схватив листок, парень целеустремленно направился в сторону прихожей.
- У себя дома.
Такого резкого ухода хозяин дома не ожидал.
- Эй, ты обиделся? - он поднялся и прошествовал следом.
Дже обувался.
- Нет, я растягиваю удовольствие. Если я останусь, ты не удержишься... Я бы постарался.
Он ухмыльнулся на пороге, а потом махнул рукой на прощание.
Через пять минут он получил сообщение.
"Я не ошибся. Ты действительно неземной) Завтра увидимся в студии."

2013-05-13 в 04:39 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Прошло несколько недель, прежде чем готовы были четыре песни. Полноценный альбом решили не выпускать - на пробу ограничились синглом. Потом начались репетиции с музыкантами, promotion, фотографии, интервью…
Хотя вся корейская музыкальная индустрия и так обалдела от планируемого дуэта. Один сексуальный рокер - это по-любому хуже, чем два.
Они к тому же постоянно были на грани "сейчас мы потеряем наглость и поцелуем друг друга у вас на глазах".
Каждый взгляд, каждое брошенное "неудачно" слово, каждая мелочь вплоть до одинаковых рубашек в разные дни - все это сводило фанатов с ума в хорошем смысле слова.
Сначала некоторые возмущались.
Как это так!
Наш Юнхо!
С каким-то там Джеджуном!
Но казалось, что Юнхо открыл в себе какие-то новые стороны в этом дуэте. Он и раньше сверкал, как мог, а сейчас его начистили до зеркального блеска.
- Так мы будем выступать на шоу или нет? - спросил он как-то вечером, задержавшись с Джеджуном в студии, конечно же, только вдвоем.
Они вообще неприличное количество времени проводили вместе.
- В смысле, ты готов к этому?
- Ты шутишь? – парень отложил бумаги и посмотрел на собеседника снизу вверх. Он всегда занимался работой, сидя на полу, объясняя это привычкой. - Я уже миллион раз выступал, конечно, я готов ко всему и даже больше... Мне только все еще не нравится этот фансервис. Газеты и журналы достаточно пестрят слухами. Но я тут в интернет залез! Нам уже придумали название пары! Фанфикшн переплюнул по количеству все твои годы карьеры, а ты женат, как никак...
- Ну... кто же виноват, что мы так подходим друг другу.
Юнхо подъехал к нему на стуле на колесиках и коснулся пальцами полностью высветленных до белого волос.
- Мааамочка. – сказал он ласково и хохотнул.
Сложно объяснить, почему у них до сих пор так и не случилось секса. Юнхо не говорил этого Джеджуну, потому что Дже не спрашивал. Но он прекрасно помнил его фразу "я не сплю с тем, с кем работаю". А работа скоро кончится. Совместная работа.
- Прекрати. – Дже оттолкнул руку от своей головы. - Это мне тоже не нравится, почему я всегда мамочка? - в последние дни он был на взводе и для взрыва было достаточно малейшей искры.
Ритм работы был запредельным, на отдых времени не было совсем, его иногда и на сон-то не было.
- Потому что многие женщины рядом с тобой крокодилами выглядят. - Юнхо запустил в его волосы пальцы, он просто обожал так делать.
Дже пользовался какими-то волшебными масками, бальзамами и кремами - волосы были мягкие, когда без лака, как шелк.
Джеджун вздохнул, сопротивляться было бесполезно, этот Чон правда получал, что хотел, проще было смириться.
- Я не красавчик, я скорее сексуальный. – заявил он, втягивая голову в плечи под поглаживаниями.
Правда была еще и в том, что за работой у него не было времени даже на коротенький перепих (с Юнхо или кем-то еще) и все эти поглаживания, прикосновения на публике и без, улыбки, слова, взгляды, то как партнер шептал что-нибудь незначительно на ухо, все это будило в Джеджуне бурю. Ему даже передернуть наедине с собой было некогда - это тоже злило.
- Когда мы будем репетировать на сцене?
- С этой среды. А в воскресенье запись. Тогда же откроют продажи диска. Потом можно будет расслабиться и получать удовольствие, выбирать из множества передач, принимать еще большие толпы журналистов... Джеджун, но ты ведь не уедешь куда-нибудь еще после нашего триумфа?
- У меня контракт с моим агентством на пять лет. Считай, что я повязан с этой страной, если компания не решит продвигать меня где-то еще. Но в Америке я все еще популярен, мои диски продаются и там, многие поклонники просят вернуться туда с туром.
Глаза его при этом блестели. Он через многое прошел и был рад, что есть люди, кто прошел это вместе с ним и по-прежнему его любит.
- Почему ты спрашиваешь такие вещи? Неужели боишься больше меня не увидеть?
- Я хочу, чтобы мы были вместе. - заявил Юнхо совершенно серьезно.
- Мы вместе. Я вижу тебя чаще, чем кого бы то ни было. Я дома бываю реже, чем у тебя.
- Вместе, как пара. Всерьез и надолго.
Дже задержал вдох.
- Не начинай снова, это нереально... Ты женат. И это не та страна, которая с распростертыми объятиями примет народного любимца геем. – он смотрел Чону прямо в глаза. - Ты в моем вкусе и вполне ничего, когда перестал быть заносчивым засранцем, но вместе, долго и счастливо - это не про таких, как мы с тобой.
- Женат я лишь формально. Я всегда могу развестись, если ты ревнуешь. - Юнхо убрал от него руки, но взгляда было более, чем достаточно.
Потом вздохнул и замолчал, слишком многое хотелось сказать, но все казалось каким-то нелепым.
- А я не ревную. Что за ерунда. Я просто не хочу, чтобы ты сломал все, чего добился, из-за меня. Подумай, что будет с твоей карьерой, если нас будут замечать вместе слишком часто вне работы. Слухи расползутся, ты и моргнуть не успеешь. Более опасные, чем сейчас! В конце концов, я о тебе забочусь, почему ты не понимаешь! - поднявшись на ноги, Джеджун теперь смотрел сверху вниз.
- А ты думаешь, я буду так всю жизнь? С парнями на ночь-две? Мне тоже хочется долгих отношений, тем более, что карьера через пару лет пойдет на спад. - Юнхо фыркнул.
Только этот парень умел так его задеть.
- До меня ты прекрасно жил, чем я такой особенный? - а Джеджун умел колоть в болевые точки. - Моя карьера только набирает обороты. Ты останешься влюбленным в меня лет через десять? Может лучше оставить все как есть? Ходить со своей супер женой по благотворительным вечерам, а потом ехать к какому-нибудь мальчику, может даже ко мне... Может это единственный вариант долгих отношений, который может у нас быть?
В его голосе начала слышаться горечь, тогда Дже замолчал.
Он не обманывался - он хотел бы пробовать построить отношения еще раз, но как у всех, так как хочет Юнхо, у них не будет. Не в этой реальности.
- Раз ты думаешь так и считаешь так, раз ты опять боишься, или просто не хочешь... Нам вообще лучше не видеться после того, как работа закончится. Я не смогу. Просто общаться с тобой не смогу. Даже просто трахаться тайком - тем более не смогу. Я хочу быть с тобой. Быть для тебя. Я... – Юнхо прикусил себе язык и отъехал на стуле к столу, оттолкнувшись ногой. - Я не знаю, сколько у меня времени, может быть меньше, чем десять лет, Джеджун.
- Эй…
Парень подошел к нему, обнял со спины за плечи и поцеловал в щеку. Такие редкие моменты нежности были и ему не чужды, Дже тоже любил тепло и ласку, хоть и стал реалистом.
- Я же не отказываюсь, ты мне нравишься... И ты совсем не старый, чтобы думать о чем-то таком. Это вообще странно - ругаться из-за того, чего еще нет, Юнхо. Я просто не хочу, чтобы тебя осуждали…
- Да не в старости дело, а в предрасположенности. – отвечал мужчина тихо. - Я рано потерял родителей. Сначала сгорела мать. Потом отец. У обоих был рак. Я проверяюсь каждые полгода. Наверное, поэтому я живу с таким размахом... И всегда стараюсь получать то, что хочу. Но если я не могу получить твое согласие... Ладно, я переживу.
Джеджун на секунду сильнее сжал его плечи, а потом отпустил, отступая на пару шагов.
- Так не честно. Чего ты от меня хочешь? Ты решил, что готов все бросить ради меня, хотя даже не знаешь, что из этого выйдет. Тебе все равно на общество, на поклонников, на целую страну. Но я, Юнхо? Чего ты хочешь от меня? Того же? Хочешь, чтобы я все бросил, все, к чему стремился и за что боролся? Чего ты хочешь? Я не понимаю.
- Джеджун, ты прав, я эгоист. Я напрыгался, наплясался, напелся уже достаточно за эти пятнадцать лет, хочу теперь семейного очага и красивую жену-блондинку, только настоящую, мужского пола. Я не вправе требовать этого от тебя. Но я хочу этого с тобой. Хочу, как никогда явно и сильно. Что я могу сделать?
- Я рад, что ты это понимаешь.
Чуть помолчав, Дже неожиданно начал раздеваться.
- В таком случае, не будем терять время. - тон и взгляд его были решительными.
- Что ты делаешь? - на голову наблюдающего за ним Юнхо упал мешок с пылью. Тяжелый.
- А что?
Рубашка уже была расстегнута. Джеджун перешел к брючному ремню, удерживающему джинсы на его бедрах.
- Разве не чем раньше мы начнем, тем быстрее я приближусь к порогу, на котором захочу того же?
- Ну не провоцируй меня. - угрожающе произнес Чон.
Затем сглотнул и обежал взглядом великолепный торс "коллеги".
Дже приподнял бровь. Вместе с этим штаны упали с него на пол.
- Только не говори, что не хочешь, пока я не соглашусь на все твои эгоистичные условия! Если тебе так легче, считай, что я просто хочу расслабиться. И почему бы не с симпатичным мужиком, которого хочет половина Кореи?
- Да чтоб ты провалился, хитрый гад. - высказался Юнхо, вновь оттолкнулся со стулом ему навстречу…

2013-05-13 в 04:40 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
И так удачно подкатился - губами повыше пупка.
Жадно засосал кожу, стягивая с ягодиц трусы.
- Вижу, возражений нет. – улыбнулся Дже, закрывая глаза, обхватывая чужую голову ладонями.
Волосы Юнхо он пропускал сквозь пальцы, а потом так эротично вздохнул, что у самого мурашки по коже побежали. Чон поднял на него взгляд, моментально затуманившийся, расфокусированный, и раздел его в два счета.
Резко поднялся, отпихнув стул от себя.
Стеклянный стол, на который Джеджун вскоре приземлился голым задом, был холодным, но рука Юнхо, обхватившая член, казалось, что из печки.
- Значит это тебе нужно, чтобы определиться?
Длительное отсутствие какой угодно физической близости делало Джеджуна слабым и податливым.
- А мне кажется, - он сглотнул, вцепляясь пальцами в край стола. Упал на него спиной. - Тебе это нужно больше... чтобы понять.
Юнхо не мог определиться, чем любоваться, на что смотреть, куда смотреть, если столько всего красивого.
- На колени. Встань.
Может быть в голосе и не было приказных ноток. Но во взгляде их было сверх меры.
Джеджун со стоном перекатился по столешнице. И поднялся на колени. Это было совсем не легко, потому что тело, включая ноги, дрожало от предвкушения. А стекло было скользким, благо, что толстым.
Ладонь Юнхо пришлепнула парня по ягодице, потом он запустил два пальца в его рот и со звуком втянул воздух сквозь плотно сжатые зубы. Джеджун вздрогнул, спина его покрылась мурашками, а с губ сорвался стон, который быстро сменился чмокающими звуками.
- Вот за что ты мне такой... – мужчина не смог сдержать это на языке, тяжело вдыхая от спазмов внизу живота.
Но когда запустил те же пальцы в зад парня - отпустило, определенно.
Дже не сразу смог ему ответить, сейчас больше занятый ощущениями. Он зажмурил глаза, ежесекундно облизывая губы.
- Ох… не тяни… - повернувшись через плечо, он смотрел с мольбой.
Сексуальное голодание определенно делало из Джеджуна какого-то другого человека.
- А тут еще штаны... - будто оправдался Юнхо, расстегивая ширинку свободной рукой, проворачивая пальцы внутри Дже, раскрывая их, делая почти больно, но в том-то и дело, что почти, как будто чувствовал грань предела. - Ну вот... еще... - и с Джеджуна трусы как-то проще стянулись, чем сейчас с самого себя, в таком-то положении.
А потом стол позволял взять Дже именно в такой позе. И длинные ноги Юнхо позволяли. И когда он вошел в него длинным, в чем-то даже издевательским движением (когда же конец у этого конца?! - так думали, наверное, многие из его любовников в первый раз), тогда застонал.
В процессе одна нога со стола соскользнула. Джеджун даже зашипел от того, как резко вышеупомянутый конец оказался в его теле. Оставалось лишь упираться пальцами ноги в пол, а коленом в столешницу. Оставалось цепляться руками за гладкое стекло, чтобы хоть как-то контролировать ситуацию. Дже скулил, практически со слезами на плотно сомкнутых ресницах.
Юнхо двинулся в нем медленно, пробуя, смакуя, потом поднял взгляд и поймал отражение в зеркале стеллажа с наградами.
- Смотри. - свободной рукой он взял Джеджуна за подбородок, указывая, куда смотреть. И сам смотрел ему в глаза оттуда - зеркальным двойником.
И входил все увереннее.
Певец дернул головой, уткнулся лбом в стекло под собой, с трудом выговаривая:
- Ии… извращенец!
Но спустя секунду, упав на локти, отчего поза стала еще пошлее, он смотрел в зеркало.
- Это почти… порно!
Засмотрелся на свое красное лицо и всю композицию в целом, потом застонал… И обхватил свой член ладонью, стараясь подстроиться под Юнхо и не рухнуть грудью на стол. Он хотел все это видеть.
- Самое красивое порно, которое я видел... – отозвался любовник хрипло, движениями бедер заставляя Джеджуна дрочить все быстрее.
Не закрывая глаз и не сводя взгляда с зеркала, умудрялся целовать его плечо, прижимаясь к спине грудью, царапая пуговицами кожу…
В итоге вошел в такой ритм, что почти и не выходил из него, а долбился внутри, как гвозди заколачивал.
- Вотчертблядьебатьнафигааа! - выдохнул Джеджун одним несвязным потоком, кончая на прозрачную поверхность стола.
И только после этого закрыл глаза и упал грудью на столешницу, откровенно наплевав на то, что делают с его телом. Он получил разрядку впервые за все время работы с Юнхо и теперь примерял на себя роль эгоиста, в одиночку плавая в эйфории, вдалеке от окружающей реальности.
Юнхо выпрямился, вжимая Джеджуна в столешницу уже ладонью, надавливая на спину, и теперь смотрел только на свой член, его задницу, и их действительно очень красивое сочетание.
Его хватило ненадолго.
Кончая, он шипел, как хорошо встряхнутая бутылка шампанского - выстреливал спермой внутри любовника так же, разве что без пробок. (А то была бы в Джеджуне новая дыра!)

Дже полежал еще немного, покайфовал, а потом вернул партнера на землю.
- Круто... но больше не кончай в меня.
- Боишься забеременеть? – Юнхо нехотя отстранился.
- Ой, не говори ерунды. – Дже развернулся. – Я не люблю бегать в душ сразу после секса... кстати, он у тебя тут есть? – потом вдруг он ухватил Чона за ткань на животе, притянул к себе и коротко поцеловал в губы. - И если решись спать со мной, привыкай, что я люблю поцелуи после.
- Значит, все-таки только спать? - спросил тот, не отодвигаясь от его губ, явно намереваясь продолжить поцелуй. - На большее я не гожусь?
Джеджун мягко улыбнулся, отводя взгляд.
- Ну… Надо же с чего-то начинать!
Юнхо просиял, обнимая его поперек спины, потом чуть приподнял, вышагнул из мешающих штанов.
- Обними меня ногами и держись за шею.
Когда Джеджун послушался, он понес его из кабинета. В студии ведь никого не было, кроме них. Даже свет кое-где не горел.
- Привыкай, что я всегда буду кончать в тебя. И если надо - всегда тебя вымою. Хоть языком. – сказал Юнхо по пути.
За одной из дверей обнаружилась ванная. Размерами с маленький бассейн. Юнхо опустил туда Дже, включил воду и забрался следом.
- С ума сойти, как я люблю это ощущение. - и снова ввел в него пальцы под водой, отодвинув колено в сторону, медленно лаская изнутри.
У Джеджуна пальцы на ногах поджались от удовольствия и интимности момента, его так никогда не трогали, если не хотели взять следом. От полноты и новизны ощущений глаза сами закрывались, тело расслаблялось, а мысли покидали голову. Не осознавая, что делает, Дже вытянул ногу из воды и устроил ее на плече Юнхо. Сладко замурчал, словно кот на солнышке. И в воду сполз ниже, однозначно подставляясь.
Подушечкой пальца Чон обвел чувствительную точку в его теле и вгляделся в лицо.
- Ты мой, Джеджун. Только мой. Ты создан для меня. Хочешь ты этого или нет, но я тебя никуда больше не отпущу.
Тихо охнув, парень приоткрыл глаза и всмотрелся в лицо напротив. Он сам не понимал, что ему еще нужно от жизни, чтобы почувствовать себя удовлетворенным? Но он не будет выбирать между личным счастьем и любимой работой.
- Юнхо... – и сказать-то было нечего.
В тот вечер они устроили еще несколько раундов. Опробовали и ванну, и диван в кабинете Чона.
Уже почти на рассвете, когда тот привез Дже к дому, парень спросил:
- Я хочу немного отдохнуть перед выступлением, дашь мне выходной?
- После такого я бы дал тебе даже два выходных. И себе недельку. Но могу лишь один. Конечно.
- Я не прошу сейчас. - Джеджун зевнул, потер глаза тыльной стороной ладони. - Но перед выступлением мне понадобится отдых.
Юнхо потянулся, чтобы поцеловать его "на ночь".
- Я завтра заеду за тобой, как выспишься. Набери меня?
- Я никогда не высплюсь, пока это все не закончится. - парень слабо улыбнулся.
И пресек попытку поцелуя – коснулся губ Юнхо ладонью.
- Не забывайся. Мы публичные люди. Сладких снов. – заявил и вышел из машины, захлопнув за собой дверь.
Обернулся, перед тем как скрыться в подъезде, один раз на самом пороге.

2013-05-13 в 04:40 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
На следующее утро Джеджун разглядывал себя в зеркало. О вчерашней ночи напоминала пара красных полос на боку и засос пониже ключиц, что выделялся ярким пятном на белой коже.
Голову певца одолевали мысли настолько тяжелые, насколько вообще могут быть думы, связанные со сравнениями, упущенными шансами и самой проблемой выбора. Дже еще давно решил, что работу и личное смешивать больше не будет никогда, Кюхен помог.
Еще он знал, что не променяет карьеру ни на что - этому его научил Ючон.
И тут вдруг, пожалуйста, этот чертов Чон врывается и портит две выработанные на практике аксиомы жизни Джеджуна.
В этот день он нарочно одел кофту с самым глубоким вырезом, что только нашел в шкафу, выставил засос на всеобщее обозрение, в первую очередь для себя, чтобы вспомнить о собственных правилах.
Он вышел из дома, не позвонил, как просили. Попал под обстрел телефонов фанаток, что умудрялись дежурить у его подъезда круглосуточно. Он знал, что эти его фото с красным пятном на груди наберут сотни комментариев, появившись в интернете.
- Я вчера задержался в студии с Юнхо. - он впервые называл его по имени на людях. – Приведите меня в порядок. – хорошо, что это он говорил сотрудникам.
И знал, что эта брошенная фраза, вкупе с его утренними фотографиями, станет пожаром, обрастет сплетнями, такими, что если бы ничего и не было, к вечеру их подозревали бы во всем.
- Пусть подозревают. – думал Джеджун, поправляя идеальную укладку, прежде чем зашел в кабинет.
Не известно, как работают агенты Юнхо, дошли ли до него уже слухи. Но в любом случае Джеджун не собирался ничего говорить на эту тему. А еще, поразмыслив, решил не наступать на те же грабли.
Жену-блондинку он захотел! Джеджуна это отчего-то злило. Если сравнить его вчерашнего и сегодняшнего, то сегодня встал он не с той ноги.
- Доброе утро, Дже. – поприветствовал хозяин кабинета, обернувшись от ноутбука. А когда Дже закрыл двери, поманил к себе рукой. - Иди сюда... я соскучился.
- Нет.
Джеджун поджал губы, усаживаясь на соседний стул, в достаточной мере визуализируя свои последующие слова:
- Я пришел работать.
Юнхо удивленно вскинул бровь.
- Что успело произойти за ночь? Мне не стоило оставлять тебя одного?
- Глупости. Или ты хотел бы выйти с утра со мной в лапы жаждущих сплетен фанатов, а сейчас отгонять папарацци от своих дверей? - Джеджун смотрел на него тяжелым взглядом и барабанил пальцами по столу, он старался не вспоминать, что тут вчера произошло.
Недаром говорят - утро вечера мудренее, для Дже так и вовсе оно было мудрЁнее, потому что вчерашней легкости и в помине не осталось.
Он же был не какой-то никому неизвестный Ким Джеджун, переспавший с никому не известным Чоном Юнхо. У них было имя, а у Дже и скандалы за плечами. Он не хотел этого повторения, боялся до дрожи в коленях потерять второй шанс, но упрямо поджимал губы и вздергивал подбородок.
- Папарацци и так обрывают телефоны. - Юнхо пожал плечами и как-то нервно выдохнул. - Ладно, работать, так работать. Скоро подтянутся музыканты, поедем в зал.
Потом он заказал секретарше кофе. Две чашки. И отошел со своей к подоконнику, присел на него и уставился вниз.
- Значит, все-таки нет?
Джеджун опустил взгляд, разглядывая свои сцепленные на коленях пальцы рук.
- Я не знаю, что ответить.
Ему мучительно не хотелось отпускать человека, с которым снова становилось тепло, но и рисковать всем, сейчас, когда все и без того шатко, утягивать его с собой, он не желал.
- Я не готов к сложному, а ты не хочешь по простому. Что я могу ответить?
- Да не отвечай, я все понял. - Юнхо махнул рукой и в два глотка опустошил чашечку экспрессо.
Они долго молчали, Джеджун боялся поднять взгляд, но когда собрался с силами и протянул руки к своей чашке, они дрожали. Кофе остыл, а Юнхо до сих пор сидел на подоконнике.
- Я бы хотел, чтобы ты снова стал тем самодовольным ублюдком, которого я видел до нашей совместной работы. Так будет легче все вернуть...- Дже сделал глоток, сидя с неестественно прямой спиной и идеально расправленными плечами.
На Юнхо предпочитал не смотреть, глядел в чашку, словно гадать вздумал, так внимательно.
- После такой ночи и такого поворота с утра я стану еще самодовольней и ублюдочнее. - фыркнул Чон. - Все для тебя, Джеджун.
Секретарша унесла чашку. Как раз подтянулись музыканты.
Первая репетиция была в студии, Юнхо контролировал процесс, отпускал ребят на перекур и с Джеджуном старался "держать лицо".
Он ничем не выдавал то, как огорчен, как зол, в конце концов. Как ему было хорошо вчера - и как жаль, что так скоро закончилось.
К концу дня, который опять случился уже после полуночи, Дже был выжат как лимон. Было морально тяжело делать вид, что ничего не было, улыбаться, томно глядя на окружающих, смеяться и смотреть на Юнхо, не меняясь в лице.
За время работы с многочисленными сотрудниками и музыкантами, пусть всего один день, певец ухватил истину о том, что Чон и правда народный любимец, его лик ясен и светел, как икона и он точно не тот, кому простят, замарай он его.
Нужно было жечь мосты.
Но Дже совсем не знал, как это сделать, когда сил не осталось, а к этому эгоистичному улыбчивому мужику все еще тянет.
Иногда эта мысль мелькала в глазах так осязаемо, что Джеджуну казалось, вот-вот и его одернут, запретят прожигать глазами широкую спину…
И он сам старался не смотреть, решил, что может потому и тянет, что нельзя. А все то тепло, которое он узнал за время работы с Юнхо - лишь иллюзия. И она быстро развеется, стоит им перестать общаться.
Окружающие как чувствовали - оставили их наедине под конец дня, неожиданно разбежавшись.
И тогда Юнхо просто сказал:
- Завтра в двенадцать в телецентре, будем репетировать в зале. До встречи, Джеджун. - такой широкой, но деревянной улыбкой он не сверкал даже с рекламы зубной пасты.
В ответ Дже кивнул.
Уже ночью в своей необъятной квартире, запершись в душевой кабинке, он рыдал, зажимая рот ладонью, будто боялся быть услышанным, хоть с ним никто и не жил, словно прятался сам от себя.
Он даже спал урывками, часто просыпаясь, утирая пот со лба и думая, что с ним такого ужаса не было со времен фиаско с Ючоном.
- Я не мог его полюбить… - шептал Джеджун темноте вокруг себя. - Это не реально, не после одного раза…
Про все дни, проведенные рядом до этого, он предпочитал даже не вспоминать.
Иначе к горлу подступал комок, а на глаза снова наворачивались слезы.

2013-05-13 в 05:59 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
Я плачу вместе с Дже.(

Авторы, я вас люблю!:inlove:

2013-05-13 в 06:57 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Katzen Zungen, сама поревела, пока писала)

Я вас тоже люблю! :squeeze:

2013-05-13 в 09:04 

Katzen Zungen
Не узнаешь, пока не попробуешь.
+Aia, :)
Хочу, чтобы он был офигенно счастлив с Юно, а у Ючона сердечко пропустило пару ударов при виде Дже (месть за поход с Су в гримерку Дже :nunu: ).))

2013-05-13 в 12:10 

solnce.alex
~Stupid Beauty~ Dreams are my reality.
:heart::heart::heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вечноцветущее поле травы.

главная