19:53 

Хыхы)

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서


Название: Сказка. да, так лаконично).
Статус: Закончено.
Авторы: +Aia, D-I-E
Персонажи: Джеджун, Юнхо, Чанмин, Боа, Джунсу, Джунсу, Джунсу, Ючон. (в баннер все не поместились)
Пейринг: Юндже, Юсу, Чанмин/Боа тоже планируется. СуМин. )))))))
Жанр: ПВА (с)
Примечание: Трава наша, наше АУ, ООС, а мальчики не наши. Авторы не претендуют ни на героев, ни на достоверность, ни на адекватность своих фантазий.

WARNING:
Зоофилия, групповуха (ха-ха), инцест. Гермафродиты всякие шастают. Бредятину всякую раскидывают)
Звиздец, короче!

64 листа.

ВСЕ!
запись создана: 30.10.2012 в 03:30

Комментарии
2012-11-29 в 18:13 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
ой как интересно :heart::heart::heart: Спасибо за продолжение)

2012-11-30 в 02:45 

авторы, я кланяюсь вам в ножки!!! строптивый Чанмин - что ещё для счастья нужно??? а ничего *___________________*
хотя, буду ждать, как у них всё развиваться будет в том же стиле
спасибо огромное:heart::heart::heart:

2012-12-01 в 15:26 

GreenGreenX
Какой Чанмин прикольный, мне аж самой такого захотелось :attr:
И МииинСууу~ авторы, я вас за МинСу люблю пуще прежнего! :love: :heart: :love: :heart: :love:

2012-12-02 в 03:35 

Kiba_N
Бойтесь гнева терпеливого человека.
МинСуууу)) Вы услышали мои молитвы)) Спасибо, золотые)
Ждем-с продолжения))

2012-12-02 в 13:53 

.Mia
...нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя...Чехов
ититская сила:hash::hash::hash:прям уж и добавить то и более нечего как восхвалять таланты авторские, о коих знали мы давно но каждый раз радует нас, окоянных, неимоверно:heart::heart::heart:

2012-12-14 в 17:56 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Проснувшись посреди ночи, Чанмин вслушался в мирное сопение Джунсу второго, затаил дыхание и на цыпочках пробрался к двери. Но, конечно, она была заперта - выйти так просто отсюда не удалось.
Ключ! - подумал тогда Чанмин и к кровати подошел.
Ох, опасно будет разбойника обыскивать... Опасно, только если... Гениальная идея посетила светлую голову пленника. И остался он без штанов и рубахи, а руки на счастье крепко спящего Джунсу к кровати своими шмотками привязал.
Сел на него сверху и с довольной мордой на творение свое уставился - "распятый" спящий со связанными руками выглядел даже привлекательно.
- Вот ты пень, хоть бы проснулся! - усмехнулся Мин и полез руками по разбойничьим карманам в поисках ключа.
А тот от жизни своей спать научился крепко, но чутко… при опасности. От Чанмина ему опасности совсем не чуялось, потому так сладко причмокнул он во сне и пробормотал:
- Нежнее, детка… - и дальше засопел, эротично иногда постанывая, сны неведомо какие смотрел.
- Озабоченный пень. - фыркнул Чанмин, запуская руки глубоко в карманы штанов разбойника.
И - о, чудо! - что-то нащупал.
- Блин.
На ключ это не было похоже, ложками серебряными сложно двери открывать.
- Вот ты... - ругнулся Мин и уставился на спящее тело.
Он его уже всего руками исползал. Возможно, ключ Су хранил где-то в щелке между камнями?
- Да ну нафиг! - оглядевшись, парень поерзал, перевел взгляд на грудь Джунсу, а потом рванул его рубаху в стороны.
И ключ нашелся. На груди.
- Вот какой я молодеец! – сам себя не похвалишь – никто не похвалит.
Но если бы все было так просто!
Цепь была короткой - через голову она не снималась. И застежки на ней тоже не было! А разорвать? Мин потянул за нее сильнее, так что она врезалась в кожу Джунсу.
Тогда-то разбойник и проснулся.
- Ой, итить! - до этого простецкого разбойничьего ругательства он пробормотал еще кое-что эротично озабоченное спросонья, что в жизни бы после не вспомнил, ибо забыл напрочь, когда положение свое осознал…
И положение в пространстве красавчика тощего оценил.
- То не хочу, то что вот так сразу что ли? - толи восхитился, толи возмутился разбойник и круто так брыкнулся, Чанмина своим телом подкинув.
Тот шлепнулся носом в аккурат в то, что так вожделел - в ключ.
- Чееерт! - среагировал и ретиво выпрямился. Нос потер. На ключ злобно зыркнул.
И вздохнул тяжело и резко, как зверь, чья добыча в паре метров, но поводок чей только метровый.
- Как... его снять? - и нагота смущать просто не могла - голова напрочь была занята мыслями о побеге.
Су за взглядом его проследил и вздохнул печально.
- Так это великолепие лишь ради ключика от всех дверей? А никак ты его не снимешь. - тем не менее - разговор поддержал, взглядом окинув тощенькую, но весьма аппетитную для своего вкуса специфического фигурку. - Так что может чем-то более полезным займемся?
- Не может быть такого, чтоб никак! Ты же не горбатишься у двери, чтоб ее открыть! Значит, ключ снимается!
Когда что-то шло против здравого смысла - да будь-то магия даже - Чанмин искренне негодовал. Он вот пока Змеем был - всю голову себе сломал, разыскивая логику в этом превращении.
- Ну, так мной и снимается, я же сын барона разбойничьего! Все, что мы себе раз взяли, так просто никуда не денется. - тут Су Чанмина еще пристальней оглядел, облизнулся и вдруг подмигнул. - Да вот ты даже. Никак бежать надумал? Не получится, пока сам я тебя не отпущу, красота ты, книжек перечитавшая…
Конец фразы вообще очень томным получился, на соблазнение рассчитанным. Разбойник не знал, как парень может спокойным быть, у него вот все уже как надо работало и ширинку оттопыривало. А Чанмин снова к ключу склонился, принялся цепочку вертеть, но не было на ней замка среди звеньев (и те, сука, цельные все как одно!).
- Что ж делать, что ж делать... - причитал он в процессе.
Как вдруг замер и в лицо разбойника уставился.
- Ты ведь не скажешь мне? Ну ладно, это повод поиздеваться! – и лицо его озарилось гримасой хитрости.
А потом он губами к губам приблизился и ответил томным тоном на томный тон.
- Что, трахнуть меня хочешь, извращенец? Член в меня свой засууунуууть? - и губы разбойничьи лизнул, отвращения не чувствуя, только сладкий вкус власти над положением.
- Да итить, как хочу! - хриплым шепотом Джунсу второй согласился, подвоха почти не чуял.
Из-за проклятья своего желаемому сопротивляться был не в силах, особенно, когда вкус чужой на своих губах почувствовал, пьянящий и тело и голову.
- И ты думаешь, что этого достаточно? Одного твоего желания? - руками Чанмин о кровать уперся по обе стороны от головы Джунсу. На четвереньки над ним встал.
Если бы кто сейчас в комнату зашел - тоже бы трахнуть его захотел - уж такой был ракурс!
Джунсу болезненно поморщился, даже не от слов строптивого парня, а от того, как ширинка на стояк давила. И опять правдивей некуда ответил:
- Ну так да, всегда достаточно захотеть было…
Вверх он потянулся, всего лишь до ключицы достал, но и там не растерялся - лизнул, проверяя, правда ли Мин сладок, как десерт заморский, или показалось первый раз?
- Вот не смееей...

2012-12-14 в 17:57 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Чанмину что-то доселе неведомое в голову ударило - он разбойника за горло ухватил, голову его к кровати прижал.
- Я тебе не какая-нибудь дешевая потаскуха. Ты много для меня сделаешь, прежде чем я подумаю... Для начала ты скажешь, как снимается этот чертов ключ!
- А толку?
Тут разбойник нахмурился, потому как Чанмин силы не соизмерял, может удушенный труп входил в его понятие сексуальной прелюдии?
- Дальше коридора все равно не уйдешь.
- Там охрана что ли стоит? - хмыкнул Мин, чуть ослабляя хватку. - Да не верю!
- Ты же на нашей базе, тут много кто есть, кроме меня. – звучало в ответ. - Батьке тебе реально лучше не попадаться. Невзлюбил он тебя.
Потом Джунсу грудь полную воздуха глотнул и на «мучителя» своего проникновенно посмотрел.
- Разве быть тут со мной хуже, чем в грозу в лесу одному оказаться?
- Опять завел свою шарманку!
Взгляды их пересеклись.
- Лучше! – рыкнул Чанмин. – Лучше. На свободе.
Но Джунсу не сдавался.
- Ты можешь быть свободен со мной, или несвободен без меня. - глаза его на этом ультиматуме натурально сверкнули, губы упрямо поджались и даже возбуждение утихло от непримиримости его трофея к реальности.
- Ащщщ, о чем с тобой вообще говорить!
Тут сообразив, что выхода снова нет, Чанмин с разбойника слез (предварительно еще раз за цепочку подергал - ну мало ли что) и рядом плюхнулся.
- Вот и лежи так.
- А если я в туалет захочу? - после непродолжительного молчания уточнил Су.
И ведь расценил то, что Чанмин рядом лег, а не на пол, например.
- …или на логово нападут? Или пожар от молнии начнется?
- Ну и сгорим все к едрени фени! - заявил Чанмин.
Как вдруг, в потолок глядя, по груди своей, еще пока не такой уж и мужской, рукой провел.
- Да, вот от девки я бы сейчас все-таки не отказался... Хоть чем-то заняться.
Тут разбойник руку одну из пут вытащил, на бок повернулся и с возмущением Чанмина за эту самую руку ухватил.
- Даже думать ни о ком не смей, пока со мной одно ложе делишь!
Такого тона впору испугаться было. Но держал Джунсу Чанмина за руку даже как-то нежно и трепетно.
И Мин ахнул, аж сам не ожидал от себя таких звуков.
Ни фига себе разбойник-циркач, ловко выпутался!
И почему-то в голове проскользнула мысль - ну, все, попал ты, Чанмин.
- А то что? Что сделаешь? Есть что-то хуже, чем ЭТО? - но нарываться не прекращал, помирать - так с музыкой!
- Это ерунда… Я ведь разбойник, с детства обучен и не такому. Да и ты мне на пути один такой распрекрасный встретился. Я для тебя лето с зимой местами поменяю, пока рядом ты, но…
И вторая рука легко выскользнула из ослабевших пут, легла Чанмину на талию.
- Но рядом ты быть должен. Всегда и везде.
Парень глаза закатил, а потом и вовсе закрыл.
- Нет. Не убедил.
- Да я тебя даже не убил за то, что ты тут вытворяешь! А батька за тебя все ягодицы мне отбил! А ты!...
Разбойник на парня рукой махнул, с кровати соскочил. И одеяло в него кинул, из комнаты ушел, рыкнул у порога:
- Хоть бы прикрылся!

А на следующее утро началось.

Сперва Чанмину завтрак на подносе серебряном, да на тарелке золотой подали, прямо в постель. Да помимо еды на подносе ваза с цветами стояла. Посреди лепестков пергамент спрятался. А в нем ода целая прелестям Чанмина была написана, явно с книжки какой-то украденная.
В обед в комнате уже два подноса оказалось, один с окороком размеров невиданных, а второй книжками был завален. Да все книжки те - со стихами разными, любовь воспевающими.
И ужин без очередного словоблудия на бумаге не обошелся. На сей раз разбойник сам расстарался, так и написал:
«Хочу тебя больше, чем звезду с неба, красота ты моя строптивая!»

Разбойники, что Чанмину это все таскали, лишь хмыкали, да молчали. Решили они, что спятил Джунсу второй, раз столько этому чужеродному хлыщу позволяет.

А Чанмин был только рад. Еде. И книгам, хоть каким-то.
- И на том спасибо! - сказал он после того, как за ужином наелся.
Он второй раз за день чувствовал себя сытым! И это было похоже на счастье, только вот стены по-прежнему давили.
Между делом он все пытался рассмотреть, как же дверь открывалась, но кроме того, что как-то хитро она захлопывалась, и замок сам щелкал - ничего не увидел.
С посланиями любовными Чанмин вообще не церемонился. Утренним пергаментом он руки от жира после окорока вытер, а вечерним... Да ладно, что уж там, туалет в комнатке был. И подтираться было чем.

Изо дня в день одно и то же продолжалось.
Книжки в комнате, которая стала уже, кажется, полностью чанминовской, множились. Еда не переводилась. Разбойники исправно таскали поднос за подносом, да хмыкать не переставали, грозно рожи корчили и ни словом с пленником не перекидывались. Разве только не понимали, на кой ляд столько на парня тратить сил, энергии, а главное - наворованного!
Потому что Чанмину вместе с книгами стали и безделушки разные передаваться. То подушка пуховая, то камзол, золотой нитью расшитый, то рубашка шелковая…
А как-то раз Джунсу второй даже собачонку маленькую для парня передал. Была та собачонка черненькая и брехлявенькая. В общем, на Чанмина очень похожая. Зубы она на парня из угла скалила, еду с подносов таскала, да облаивала всех входящих.
В письме, к ней прилагающемся, Джунсу второй так и написал:
«Уж очень уж она мне тебя, мой свет, напомнила, пусть и компанию тебе составляет, пока меня поблизости нет!»
В то время разбойники опять на дело собирались.
- Ну ты козаа! – сказал Чанмин своему животному.
И как-то так повелось, что прозвище такое к собачке прижилось. Лаяться с ней стало куда веселее, чем в одиночестве сидеть.
Через месяц Коза уже лапу давала, голос подавала и почти прилежно себя вела – начитанный и не о таких премудростях Чанмин ее каким-то чудом выдрессировал.

2012-12-15 в 11:57 

Однохвостая
[always keep the faith] [under the same sky. dreaming the same dream]
я отбила у всех комп на написать комментарий X'D я молодец X'D
за неимением времени и сил читала скопом сразу три последние кусочка @@
и это... странно Х_х
я себе еле представляю то, что авторы пишут, а они это пишут :lol: процессу представления так же мешают приступы ржача, периодически откровенно истеричного :lol::lol::lol:
но животное Мина меня добило просто :heart::heart::heart:
Ну ты козаа! - это был последний гвоздь в мой мозг :ura::ura::ura:
каюсь, прочла еще ночью, но ползти на кухню комментировать было страшно, а телефон такой телефон :facepalm3:
так что я в восторге :crazylove: особенно этот авторский стиииииль :heart:_______________________:heart:
но мне реально странно с этих пейрингов :lol:
*нежно любит авторов*
:inlove:

2012-12-15 в 12:04 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Однохвостая, спасибо тебе огромное за комментарий, солнышко! Я так рада! :squeeze::squeeze::squeeze::squeeze:

2012-12-15 в 12:42 

Однохвостая
[always keep the faith] [under the same sky. dreaming the same dream]
+Aia, Я так рада!
:inlove:
нет ничего лучше, чем нести радость автору ^^

но вообще я в шоке Х_х у людей конец света раньше по расписанию начался, что ли? Оо где все? О_О тут же такие МинСу даже для меня, несмотря на то, что я спокойно к этому пейрингу отношусь :upset: относилась :crazylove:

2012-12-15 в 13:20 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Однохвостая, ну меня с продой долго не было, все обиделись :-D

2012-12-15 в 13:45 

Однохвостая
[always keep the faith] [under the same sky. dreaming the same dream]
+Aia, долго?:upset: :upset:
Пффф... >.>
Это не долго ни разу) к тому же будто бы вы не человек и должны постоянно только и делать, что писать продолжение, наплевав на жизнь свою собственную :upset:

2012-12-15 в 14:16 

GreenGreenX
Да ну нафих, не думаю, чтобы кто-то обиделся, просто ещё не обнаружили долгожданное продолжение; или мозги в кучку собирают после прочитанного :crazy:
Я тоже уже примерно сутки, как прочитала, но откомментировать было неоткуда :shuffle:
Авторы, ну за чтооо вы так бедного Чанмина горячо "любите"? Гы! Черненькая, брехлявенькая, еду таскающая с подносов и всех входящих облаивающая - ну очень похожа же :five:
Чует моя душенька, взаимное МинСу будет нескоро (если будет вообще... пусть будет, пожалуйста? :beg: ну не давайте Джунсу второму разочароваться или отчаяться, ааа? Он так нехило душевных сил на Мина потратил, что обидно будет... Да и физически пострадал за него - батькой битый был, бедняжка).
Спасибо за тучу позитива, как всегда! :heart: :heart: :heart:

2012-12-16 в 16:44 

ааавтор, не смейте думать, что мы вас игнорируем!
эта часть, по сути, такая дразнилка... и чёрт себя пойми, хочется, чтобы Минни и дальше изводил Джунсу или всё-таки отдался уже...ааааащ, божебоже, кажется я не доживу до следующей части, а хотелось бы, потому что там же самое интересное дальше будет, я уверена, как и все мы здесь
спасибо за продолжение! покорно ждуждужду дальше **
ещё СуМинов, ещеееее:beg:
:heart::heart::heart:

2012-12-16 в 21:46 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
Доехала домой и сразу читать. Спасибо за продолжение.
Чанмин умничка)))

2012-12-17 в 10:23 

ASTORIYA
Драконья морда. Пойми меня, если сможешь...
Гомен-гомен! У меня тут апокалипсис раньше срока начинался, я и не увидела проду ==
Спасибо, дорогие авторы, спасибо))

Кхм, мыслей у меня накопилось предостаточно... но только для одной пары ушек (для глаз точнее наверно))), поэтому соберу их в охапку и припрусь в личку))

2012-12-23 в 15:46 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Тем временем Змей с Джеджуном по свету летали. Лапы Юнхо практически стер, крылья его болели, голова единственная - тоже. Все ведьмы перед ними двери закрывали (если открывали, конечно), а некоторые вообще вместе с домиками исчезали, стоило им в окрестностях появиться. Связываться никто не хотел.
Грустно еще, что и в городах их места не было - так и шарились по лесам полупустым, горам высоким, да полям с такой травой, что скрывала чудовищ от фермеров.
- Надоело! - развопился принц в одном из лесов, что снова на их пути в поисках ведьмы встал. - Даже ведьмы стремные от меня! МЕНЯ! королевского высочества! нос воротят!
Это королевское высочество, к слову сказать, от жизни такой весьма пообтрепалось - волосы отросшие теперь в глаза лезли, лицо скрывали, фигура стала еще худее, зато плечи от постоянных попыток на змее удержаться – расширились, руки сильнее стали, да и вещи на принце были уже почти лохмотьями.
К Юнхо за время, вместе проведенное, он уже так привык, что не только бояться перестал, а спать без него не ложился (боялся посреди природы один почивать).
- Утютюшечки, это кто это тут меня стремностью обозвал?
Существо, что из чащи вышагнуло, было как Чудо пола неопределенного, в наряде с разрезом аж от самой подмышки, да поясом на талии небрежно завязанном, что каменьями всякими разными переливался.
- Ну-с? - и ногу из разреза голую выставив, существо на путников уставилось, локон рыжий на палец наматывая и зыря на гостей, явно в его лесу непрошенных. - Значит ты? - безошибочно ткнуло пальцем с длинным красным ногтем в Джеджуна, определив виновника. – Ты думаешь, раз принц, можешь вот так в дом чужой заваливаться и хозяев обзывать? - в ладоши существо хлопнуло, отчего прямо из воздуха ему в руки книга упала.
Книга со страшной надписью на обложке «Ведьминские проклятья не для чайников. Том 2»
Джеджун сразу за Змея спрятался. А как название фолианта прочитал, так и вовсе вцепился прямо в змеиный хвост. И заикаясь, зашептал:
- Эт… то ч… что… вееедьмааа?
- Вы... извините его, пожалуйста. - нашелся Змей, когда челюсть подобрал и прекратил себя на странных эротических мыслях по поводу этих ног в разрезе ловить. - Он правда принц. И потому немного заносчивый. Но он не со зла. И нам очень помощь нужна... Готов заплатить.
Ведьма от книжечки отвлеклась и на Юнхо уставилась. И чем дольше Змей разглядыванию подвергался, тем шире улыбка ведьмы становилась, тем больше нога оголялась.
- Уля-ля! – книжкой тяжелой существо обмахиваться принялось. - Какой мужчина! Куда деваться, когда такие красавчики с просьбами приходят?
Подмигнув, существо рукой Юнхо поманило.
- Следуй за мной.
А на принца, уже поскучнев, глянуло.
- Ну и ты не отставай
Обрадовался Юнхо - ну, наконец-то! Значит не зря они столько путешествовали, сжалилось над ними мироздание.
- Красивые у вас... Волосы. - заметил он, следуя по дороге, с ведьмой поравнявшись.
- Ах, красив и галантен! - та ресницами на него захлопала, снова взялась локон на палец накручивать, Змея взглядами обстреливать.
А когда до малюсенькой избушки они дошли, ведьма вдруг на полянке остановилась. И руки на груди плоской сложив, сразу к делу перешла.
- Итак. Обсудим сперва вопросы труда и оплаты достойной, а там уж и приглашу я вас к себе.
Принц, всю дорогу за парочкой плетущийся, так и порывался на хвост спутника своего наступить, но тот таким ходуном ходил, что Джеджун аж устал, прыгая до этой полянки. И теперь не язвил, вел себя тихо, мирно.
- Я все умею - дрова рубить, костры разжигать, чудовищ не больше себя убивать, драгоценные руды из гор выковыривать... Выбирай, красавица, какую оплату требуешь. - заявил Юнхо и присмиревшего Джеджуна к себе лапой подтянул. - Я буду на тебя вечно работать, если скажешь, только придай ему человеческий вид, пожалуйста?
Ведьма фыркнула в ответ и одним движением руки сдула принца от Змея в ближайшие кусты.
- Не с того конца ты начал!
Хвостом его обвилась, как шарфом, поглаживать прямо по чешуе начала.
- Проклятье тут на одном тебе только вижу. Помощь по хозяйству мне только в одном нужна... Постель мою одинокую греть некому. - грустно вздохнув, ведьма к Юнхо всеми плоскостями придвинулась.
А потом хихикнула, когда принц ругнулся из кустов.
За годы попыток соблазнения принцесс Змей выучил уже, как сексуальные намеки пахнут. Не мигая он на ведьму уставился.
- Сделаешь Джеджуна человеком - буду кажную ночь тебя с ног до головы облизывать. И уж холодно тебе не будет.
- ЧЕГО? – Дже, из кустов выбравшись, лишь последние слова Змея услышал.
Глаза его тут же слезами наполнились, в носу защекотало, в груди заболело слева. Принц даже сердечный приступ у себя с ходу заподозрил, естественно только от представления, как змей вокруг ведьмы полностью обвивается.
Та хихикала и коварно лыбилась.
- Нет проклятья на нем, порча одна, что слабее проклятья раз в тысячу, так что легко я с этим справлюсь. Заходите.
Дверь избушки со скрипом перед гостями отворилась.
- Я обещал тебе. - тихо сказал Змей Джеджуну, и голову опустив, пошел вслед за ведьмой.
Дже посреди полянки замер в нерешительности. Очень уж ему человеком стать хотелось, но как же Юнхо кому-то отдать?
- Но…
Он и слова не сразу нашел.
- Но ты же мой змей! – высказал он, заходя в избушку.
А там такие хоромы перед взором открылись, которые не то что в избушку ветхую не поместились бы - на всей поляне места бы им не хватило.
С перепуга от увиденного принц в спину Юнхо врезался. Такой роскоши, столько шелка, бархата, да атласа он даже в сокровищнице змея не видел. И мебели позолоченной у него также не было.
- Ну, добро пожаловать в мой скромный дом. - ведьма на обитый розовым шелком диван плюхнулась, ноги на золоченый подлокотник закинула и молвила. – Ну-с... начнем! Где ты, принц, мог порчу данную подцепить?
К делу она решила незамедлительно приступить, чтобы к плате желанной приблизиться быстрее.
- Я… я…
Джеджун сроду столько не заикался, как перед этой «дамочкой». Злила она его неимоверно, зависть какая-то еще одолевала.
- Я… ну…
Позеленели его щеки, голову в пол он опустил, волосами занавешиваясь, да Змея своего за край крыла теребя.
- Это...
- Я с себя пытался проклятье снять физическими с ним утехами. Звезды сказали, что поможет. Помогло... на две трети. У меня три головы было. Они людьми снова стали. А я вот такой остался... И принц позеленел. - вкратце рассказал Юнхо, который ко всем здешним богатствам даже не приглядывался - некогда было.
- Ах! - восхитилась ведьма, бросив на Змея очередной томный взгляд. - Какой мужчина, а? - в ладоши хлопнула и с дивана поднялась. - Почивать будете в гостевой зале... а я за последнюю ночь свою одинокую решу, как эту порчу снять.
И послав «мужчине» поцелуй воздушный, что ощущался на чешуе, как очень даже настоящий, ведьма, неприлично виляя бедрами, скрылась за одной из атласных портьер, оставив гостей одних в тишине, да со светящимися стрелками по стенам, которые путь к гостевой зале указывали.
Змей покивал гостеприимной хозяйке вслед и по стрелкам потопал.
Принц следом поплелся, нога за ногу цепляясь.
Молчали оба.

2012-12-23 в 15:46 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Чуть позднее, когда Дже ванну нормальную впервые за долгое время принял и ужин щедрый умял, то лежал в постели и ворочался. Как-то не уютно ему было без Змея засыпать.
- Юнхо? – прошептал он в темноте.
- Мм? – отозвался тот, на полу у кровати лежа.
На постели он просто не поместился.
- А тебе какие девушки нравятся?
Вопрос этот не с потолка взялся, принц все решить не мог, как змею могла ведьма такая раздражающая приглянуться, может он просто на ноги голые засмотрелся?
- Никакие. Я тебя люблю. - ответил Змей и морду на лапу положил.
- Тогда почему ты на ноги чужие пялишься? И хочешь эти ноги себе на плечи каждую ночь закидывать? - только вспылив, принц понял, как со стороны это воспринималось.
И тихо пискнув, он скрылся под одеялом с головой. Стыдно стало.
- Ну красивые ноги. Просто попялился. - тихо сказал Юнхо.
Потом голову поднял и нос под одеяло к Джеджуну сунул.
- Ты не разрешаешь ведь на свои смотреть. Извини.
- Я тебе и на чужие не разрешаю! – заявил Дже, дыханием этот нос опаляя (уже успел от стыда вспотеть под одеялом пуховым).
- Ну так не честно…
- Честно! Я же не пялюсь!
- А я и не запрещаю. Вот станешь снова человеком... вернешься к людям... и можешь пялиться, сколько хочешь. Только... не забывай меня, ладно?...
- Чегооо?
Принц поймал себя на мысли, что последнее время ведет себя совсем не аристократично, нахватавшись от простого люда всякого. Вот сейчас он челюсть отвесил, а потом и вовсе сел на постели, одеяло с его головы сползло на колени. И в темноте Джеджун пытался Змея разглядеть.
- Ты хочешь, чтобы я на девчонок пялился? Одного меня хочешь оставить?
- Я хочу, чтоб ты счастлив был. Чтоб жил полной жизнью человеческой... Чтоб люди от тебя не шарахались... Может быть, даже вернешься ты в королевство и будешь там править, когда срок придет. А я... я жизнь тебе почти сломал. Я виноват.
Джеджуну захотелось своего чешуйчатого приятеля по голове его дубовой пяткой стукнуть.
- Мы же договорились не вспоминать это, я же простил уже! Мы же столько странствовали вместе, я же привык к тебе! Мы же... друзья? - голос принца дрогнул. - А потом чьи-то ноги появляются… и ты уже за ними полетел! Мог бы и с себя проклятье попросить снять, раз эти ноги так! Тебе! Понравились! Сам бы жил, да не тужил!...
- Не могу я быть тебе другом, Джеджун! И быть с тобой рядом так просто тоже больше не могу. Я устал бодрствовать и видеть тебя, лишь видеть, а не трогать, как хотелось бы. Устал спать, видеть тебя во сне, где ты мне тоже не даешься... Просыпаться и снова видеть, что я с тобой сделал. Таскать тебя по этим лесам, красоту твою совсем пачкать в грязи... А ведь ты блистать должен. Но дать тебе я этого тоже не могу. И грустно мне очень от этого, Джеджун. А проклятье с меня ни одна ведьма не снимет, знаю я это, пробовал шестьсот с лишним лет. Как видишь, даже с тобой не вышло.
- Так ты с ведьмой остаться предпочитаешь? - чем принц слушал – непонятно, чем выводы делал – тоже. - Тогда я не хочу назад!
- Джеджун, ну прекрати!
Змей на лапы вскочил.
- Сначала ты мне мозг жрешь тем, как бесит тебя быть зеленым, а тут вдруг передумал! Я из-за тебя столько времени возможность избавить тебя от этого искал! Из-за тебя, для тебя, ради тебя! А если уж судьба моя такая - заплатить за это собой, я заплачу! Но какого черта ты вдруг это не принимаешь?
Тут принц, если уж по чести сказать, струхнул, одеялом от змея отгородился и промямлил:
- Не хочу, чтобы ты с ведьмой оставался…
Юнхо выдохнул.
- Я тоже не хочу. Но если я сейчас пообещаю тебе, что выпутаюсь и вернусь... Что будет, если я не смогу сдержать это обещание? Ведьма тут хозяйничает сильная... А уж поверь мне, я знаю, что такое сильная ведьма, с детства знаю.
- Ну так и не оставайся! Скажи, что передумал! - обиженно зашептал Дже, одеяло в сторону откидывая.
И хапнув из воздуха смелости, встал на постели, руки-в-боки.
- С меня порчу снимать будут, мне и платить! Ты-то чего вылез? И вообще, что за плата такая кроватная?! (Проституции в королевстве Джеджуна не было, вот он от жизни и отстал).
- Ой, не зли меня еще больше, принц!
Юнхо к кровати приблизился, передними лапами на нее встал, нос к носу с принцем замер.
- Р-раз такой умный - давай, вперед! Попробуй с утра договориться с ведьмой сам! Только что ты умеешь? Нервы трепать? Что ты ей предложить можешь? Я для него, блядь, стараюсь, а он меня еще и обвиняет!
От такого противостояния губы Джеджуна задрожали, нижнюю он и вовсе прикусил, Змея во все глаза разглядывая, аргументов против слов его не находя.
Ведьма в него на самом деле робость, равную недовольству, вселяла. Он вообще ведьм в последнее время побаиваться стал.
Но уняться и замолчать Джеджун не мог.
- А… а зачем ты так сразу на чужую тетку позарился? Быстро на все согласился? Облизывать с ног до головы обещал! Ты и мне обещал, что будешь рядом! В любви признавался! Грош цена словам твоим!
Он ногой топнул, отчего матрас мягкий спружинил… И принц на шее Змея повис, равновесие удерживая, словно и не с ним тут ругался уже в полный голос.
- Да чем ты слушаешь вообще? - ухватил его Юнхо лапами за талию, удерживая. - Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! И ради тебя стараюсь! А быстро согласился, потому что СИЛ УЖЕ НЕТ НИКАКИХ! Решать это как-то надо! И спорить с тем, кто может тебе вернуть облик нормальный никакого резона нет - она единственная из пятидесяти восьми! Ты только подумай об этой цифре! Кто вообще с нами заговорил! Да и не могу я больше. Я взорвусь скоро. И трахну тебя силой! А то ты и не даешь и на других смотреть не разрешаешь. Как я жить должен? Подумай, пожалуйста, а?
- А как шестьсот лет жил!
Принц половину из услышанного к сведению не принимал, на веру не брал и кроме своей точки зрения никаких не разделял.
- Хочу, чтобы по-моему было, чтобы со мной ты остался. Не желаю, чтобы ведьму облизывал. - а это уже капризно прозвучало.
В шею Змеиную принц всхлипнул. За все время, что рядом провел, он узнал, куда носом уткнуться можно, чтобы не пораниться, где чешуя мягкая, словно кожа, теплая.
- Хорошо. - помолчав, молвил Змей. - Хорошо, ладно, уговорил, останусь. Найду другой способ. Не переживай только...
- Правда? - подозрительно принц на него прищурился, глаза рукавом рубашки ночной вытерев.
- Да. - кивнул Змей и лапы от царского тела убрал.

2012-12-23 в 15:46 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
- Если правда, тогда… - Джеджун смутился мыслей своих. - Можешь меня облизывать, когда сил никаких не будет... раз в годик, например.
- Сейчас! - тут же воодушевился Юнхо.
- Сейчас?... – испугался Дже, сползая на постель. – Ну… если… только немножко. - тихо прошептал. - И не ниже пояса. И что мне делать скажи. Я же не...
- Что захочешь - то и делай. - сдернул Юнхо Джеджуна с кровати вместе с матрасом, одной левой. И на полу его уложил.
Рубаху его (заботливо выданную на ночь хозяйкой избушки) снял.
- А условий мне не ставь... Я терпел уже черт знает сколько времени.
Лапы змеиные со стороны ладоней точно были, как кожа человеческая, ну может чуток погрубее, но чешуи на них не было. И вот этими лапами Юнхо по торсу принца провел, мышцы очерчивая, кожу чуть щекоча когтями.
- Черти тебя раздери, как же... ты меня заводишь...
Принц от прыти такой Змея дорвавшегося обалдел. Сглотнул и уже рот открыл, чтобы сказать, что передумал, как ведьму развратную вспомнил.
Расслабиться не получалось - тело принца на прикосновения Змея вздрагиваниями и напрягающимися мышцами реагировало, нагревалось, как от солнца летнего жаркого.
Как-то раз ему сон эротический приснился со Змеем в главной роли… И в нем там сколько не бегал принц, убежать так и не смог.
- И зачем обязательно раздеваться? – смог буркнуть Джеджун.
Он ведьму в подглядывании начал подозревать.
- Затем! – отреагировал Юнхо.
И вот тут чертовщина какая-то началась.
Юнхо-то ее вовсе не замечал, для него все как-то "нормально" было - Змеем он себя ощущать не переставал. Да если и правду сказать - ничего в себе кроме стояка и не чувствовал - зато Джеджуна в полной мере ощущал, гладил его, облизывал, действительно почти всего - куда дотягивался. Над ухом тяжело выдыхал, поскуливал от нетерпения (и сомнений - а как принц вообще жив останется, если как хочется, так и использовать его тело желанное?).
Так это для Юнхо все выглядело вот так.
А Джеджуну чертовщина являлась.
Раз в пять секунд, может и чуть чаще, становился (казался?) Змей человеком. И руки его были человеческими, и ноги, и член, конечно же.
И такая дичайшая сексуальность от этого тела исходила, что заведи его в монастырь - женский, или мужской, не важно! - все послушницы бы тут же ноги пораздвигали и настоятели и... святые бы с икон посходили, чтоб тоже отведать того греха, которое тело это одним своим видом обещало.
Шипело что-то в эти моменты, воздух густел, а потом и того хуже - дышать стало им почти невозможно.
Принц в потолок сладко выдыхал, нагреваясь под ласками до бредовой степени, где видел это лицо перед собой с взглядом манящим, губами красивыми, притягательности неописуемой. Коснуться любовника захотелось до ужаса… Джеджун потянулся вперед, за плечи чужие, что комплектом к лицу шли и остальному телу, уцепился.
И губы этому своему бредовому явлению подставил, глаза закрыв, чтобы не смущали собственные галлюцинации.
Как же можно было отказать ему в поцелуе?
Короткий рык все еще напоминал о животной сущности, но поцелуй оказался вполне себе человеческим, ни чешуя лицо не колола, ни воздух кожу не обжигал.
- Джеджунни... хороший мой... позволь... мне... - прошептал Юнхо, чуть приподнявшись - он снова был Змеем, из Змеиной плоти и крови - и глаза его полыхали почти настоящим огнем, а лапы Джеджуна за ягодицы ухватили.
- Мм…
Принц, от поцелуя разомлевший, впервые страсть такую на себе почувствовавший, стал податливым, словно нагретый воск – лепи, что хочешь.
Головой он на просьбу голоса знакомого кивнул, все еще губы теплые на своих чувствуя, не зная, может ведьма так над ним пошутила - в бред вогнала. Но бред этот ему нравился, все, что происходило - нравилось.
Ему вообще впервые за время долгое что-то настолько нравилось.

Вот не мог Юнхо его в такой позе взять, физически не смог бы. Потому и перевернул. И поставил в коленно-локтевую. А уж когда язык его тонкий, но горячий, между ягодиц принца полоснул, там сомнений не оставалось - решился Змей на дело свое грязное.
Джеджун, ласку такую почувствовав, и что главнее – осознав, пискнул в меру испуганно и не в меру предвкушающее. Лицом в матрас упал, так как локти уже не держали. И бедра бы опустил, если бы Змей не держал…
Неизвестно, что было по воздуху разлито. Но принц нежился от малейшего Змеиного вздоха, любое действие по его коже пробегало стаей искорок, которые раздражали в той самой нужной мере.
Он уже почти извиваться начал спустя время, нетерпеливо хныкая и стараясь хотя бы не сгореть от жара, что завладел всем телом его царским.
Взглянул Змей на свое достоинство перед тем, как направить его в нужное русло, вздохнул как-то рвано, то ли пожалел Джеджуна заранее, но удержаться уже не мог, то ли о том, что так долго ждал этого, пожалел.
И тогда чертовщина до него докатилась - вошел член относительно легко. Даже поместился. Даже почти полностью...
И первое, что Юнхо увидел, когда темнота, сгустившаяся от наслаждения, перед глазами расступилась - это были его собственные руки. Красивые, сильные, несмотря на некоторую изящность - мужские руки.
Казалось, что в тот момент он был почти мертв от удивления и счастья, дышать он точно забыл, пока осознавал, ЧТО видит. Но потом он увидел Джеджуновскую спину...
И что-то все остальное померкло.
Юнхо обхватил ЭТИМИ руками принца, поднял его с пола, выпрямиться заставил и обернуться шепотом попросил.
- Посмотри на меня... Дже...
Принцу же в данный момент сквозь слезы и темную пелену только очертания и виделись, хоть и открыл он глаза свои, на Змея посмотрел, но скорее не видел, а чувствовал человеческую каждой клеточкой тела своего. И когда понял, что не мерещится, то вздохнул так прерывисто, словно и вовсе рыдать собрался.
Крепко вжимая принца в себя, Юнхо покрывал поцелуями его плечи, не оставлял без внимания шею, а потом и на верхние позвонки перебрался, обсасывал выступающие косточки, как будто это были не косточки, а что-то, господи прости, деликатесное. Очень вкусное - так причмокивал.
Внутри него он двигался медленно, плавно, почти не лишал ощущения заполненности... а когда член Джеджуна гладить руками стал, как же снова им порадовался!
Принц уже на все лады изстонался, измычался, звуки, природе неизвестные издавал.
И к тому, что кто-то другой, точнее - его часть оказалась в теле, привык, начиная получать от этого в чем-то мазохистское удовольствие… Ведь только что было больно, а теперь толи боль ушла, толи просто нравится стала.
В любом случае, принц и сам уже медленно вертел бедрами, стараясь сильнее это все прочувствовать. Голову назад запрокидывая, когда чужие поцелуи совсем его одурманили, снова губы подставил, плевав, что так неудобно.
Глаза уже и не закрывал.
Юнхо тогда подарил принцу поцелуй, но очень короткий - лишь обжег губы касанием. А потом вышел из него. И перевернул, как игрушечного. Ноги на бедра свои закинул и сверху завис.
Больше никаких помех не было, ни шума, ни галлюцинаций - это был вполне себе реальный Юнхо, живой, настоящий и человеческий.
- Амрфг! - правда по-человечески он сейчас не разговаривал, когда резко в Джеджуна членом вернулся.
И волосы его зеленые руками сжал, в губы впившись на этот раз таким поцелуем, как будто он машина, несущая смерть от удушья - весь воздух из его легких высосал.
Дже не только воздуха, но и мыслей в этом тумане напрочь лишился.
За шею Змея бывшего он обнял, на поцелуй отвечая так горячо, будто поцелуйный вундеркинд. Бедрами ритм ловил. Спину гладкую ладонями изучал.
И все делал с такой отдачей, словно умирать после всего собрался.
- Нугрмфарррммм! - высказался Юнхо, когда понял, что пропустил момент, в который нужно было бы чуть замедлиться, передохнуть - и так скоро бы не настало развязки...
Но было уже поздно - он кончил, содрогаясь всем новоприобретенным телом. И застонал Джеджуну в шею.
Застонал хором с ним.
Джеджун, отключаясь от реальности, обмяк в чужих руках, пропуская момент собственного оргазма, даже тут умудряясь убежать от последствий.

Потом Юнхо крепко зажмурился, когда предусмотрительно упал не на Джеджуна, а рядом с ним. У него бешено сердце колотилось, и было очень страшно. Страшно открыть глаза... И понять, что все это являлось лишь видением - и у него по-прежнему не руки, а лапы и зеленая чешуя по всему туловищу змеиному.
Принц сквозь забытье причмокнул губами, что-то тихо простонал и перевернулся на бок.
Нахмурился, уперся в чужое тело… И его лицо разгладилось, дыхание выровнялось.
И вдруг, словно ведром воды окаченный, Дже резко распахнул глаза.
- Юнхо?
Среагировав, «незнакомец» открыл глаза…
Задержал дыхание... и расплылся в улыбке.
- Я... сделал это! - волосы Джеджуна снова были темными, кожа светлая, даже глаза нормальные (хотя вот те узкие зрачки Змею уже даже нравиться начали). - Джеджун!... – и Юнхо счастливо заключил его в объятии.
Джеджун себя со стороны не видел и разницы не ощущал.
И объятию этому от смущения не сопротивлялся. Он быстро нашел местечко, куда теперь носом утыкаться, вот пусть и от смущения.
Двигаться обоим не очень-то и хотелось. Наступили сладкие минуты полусонного расслабления.
- Юнхо… Ты человек.
- Ты тоже, Джеджун.
- Юнхо... А ты красивый…
- Тебе нравится?
Вот именно тогда Юнхо познал абсолютное счастье. Быть для любимого человека красивым - что может быть восхитительнее?
- Я только боюсь…
- Чего?
- Ты ведьме еще больше понравишься.
- Она не сможет нам навредить. Наша любовь сильнее проклятий.
- Это какая еще любовь?! То, что я считаю тебя красивым, еще ничего не значит. Это ты меня соблазнил… и я… - Дже закусил губу и засопел под теплым боком, как ежик.
- Мой глупенький красивый принц... - заулыбался Юнхо, поглаживая Джеджуна по голому боку.

2012-12-23 в 16:30 

:heart::heart::heart:
:heart::heart::heart:
:heart::heart::heart:
Юно, запавший на отличные ноги - оч жизненно, уважаю хД
буду кажную ночь тебя с ног до головы облизывать.
*побежала расколдовывать Дже*
...а, чиорт, опоздала хДД
это была шикарная часть, я просто грызу подушку и тихо поскуливаю **

2012-12-23 в 18:55 

.Mia
...нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя...Чехов
Наконец-то ЮнДже :hash::hash: я уже ругаться хотела. :crzfan::crzfan::crzfan: Любовь!!!! Да здравствует любовь!!!

2012-12-23 в 19:33 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
авторы, спасибо :heart::heart::heart: продолжение отличное
Юндже :crzfan::crzfan::crzfan:

2012-12-23 в 21:28 

solnce.alex
~Stupid Beauty~ Dreams are my reality.
:heart::heart::heart::heart::heart:

2012-12-23 в 21:54 

Dear Deer.
Чем «тише омут», тем профессиональнее в нем обитатели.
мимишеньки...*,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,*
:crazylove::crazylove::crazylove::crazylove::crazylove:
one love
:love:

2013-01-04 в 03:17 

Но, умирая каждую секунду, мы были бессмертны как боги...
ААААААААА! прелесть!!!!! Да здравствует Мускулистый, очаровательный и человеческий Юно!!! Все таки ЮнДже это Сила!!!! :squeeze:

2013-01-04 в 04:55 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
ребятки, мы живы, прода будет на днях!))) Всех с праздником!!)))

2013-01-04 в 05:02 

+Aia, а вот это такая хорошая новость, ооох!:rom:
Спасибо!!

Авторов с Новым волшебным творческим Годом:heart:
мы вас покорно, но с нетерпением ждём **

2013-01-06 в 06:25 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Долго ли, коротко ли тянулись ночи и дни Чанмина, одинокие, только подносами со снедью разной да подарками редкими развлекаемые, ну да еще Козой, что повадилась книжки его жевать ценные, пока сам Чанмин задумывался, да отвлекался.
Долго это тянулось.
Но было в одну из ночей одиночество Чанмина грубо нарушено.
Сперва дверь скрипнула, затем собачонка, тявкнуть посмевшая, заскулила, словив поджопник сапогом тяжелым.
После прогнулся матрас под разбойником, который явно с дела только что явился. Он запах с собой принес лесной. И не мылся уже недели две.
Чанмина к себе Джунсу так притиснул, будто соскучиться успел за разлуку долгую.
- Фу... – сказал тогда Мин, пытаясь отвернуться от тяжелого, навязчивого запаха разбойничьего тела. - Явился, блин, не запылился!
- Запылился! - счастливо выдал разбойник в ответ.
Так радостно ему стало, что находка его, для сердца уже родной ставшая, его не отталкивает.
И рука его тут же пошла тело, в памяти нежно лелеемое, проверять, не поменялось ли что в парне за разлуку, а то кто этих Чанминов знает?
- Так спешил к тебе, что и недосуг было в банный дом с банщицами голыми, да вениками волшебными захаживать.
- Бесит. - на удивление коротко высказал парень.
И раз не получилось отвернуться в сторону - в подушку уткнулся и грустно вздохнул.
Джунсу второй от ответа такого странного, от парня обычно брехливого, да злющего и едкого, всполошился - на постели сел.
Чанмина внимательно разглядывать принялся, да по волосам наглаживать.
- Уж не заболел ли ты без присмотра моего?
- Угу. Заболел. Помру скоро. - пробурчал Мин в подушку и как-то остервенело руками ее сжал.
- Я же присматривать за тобой приказывал!
Разбойник с лица спал, парня на спину перевернул, еще внимательнее его разглядывая, паникуя даже, что понятно было по рукам, чуть подрагивающим и взгляду, что цепким стал, да не просто облапывающим и раздевающим, а внимательным и взволнованным.
- Как не уследили?
Чанмин тихо зарычал (вот что значит его с собакой одного надолго оставить!), потом зажмурился и в руки Джунсу вцепился, хотя они его уже и не трогали.
- Я... - проглотил комок, в горле поперек вставший. - Я... я... соск... у... ч... ился... - Точно заболел. – звучал голос разбойника пораженно, а еще восторженно. – Я думал - и не дождусь уже!
И губы его зажмуренных век коснулись по очереди.
- Ууу... уйдиии...
Снова пытался Чанмин отвернуться, руки разбойничьи по-прежнему держал.
- Садист чертов... полтора месяца где-то шатался... ненавижу...
- Ты ждал! – Джунсу сделал новое открытие еще более восторженно. - Меня!
Губами горячими теперь пальцев Мина касаясь, руки свои к лицу подняв.
- Как же уйти теперь?
- Нууу, зачем я это сказал? - чуть выгнувшись над кроватью, снова вздохнул Чанмин, глаза открыл и на разбойника уставился. - Что теперь – оправдываться, или сам поймешь, что это еще не повод!
Джунсу его за руки потянул, над постелью поднимаясь, да сам усаживаясь, руку одну с трудом, надо сказать, но довольно ловко освободил и щеку Чанмина погладил.
- Как же не повод, если счастливее, чем сейчас, я еще не был?
- Как легко разбойника счастливым сделать. - фыркнул Мин и легонько закусил губу.
- Довольно легко сделать и еще более счастливым. – ответил ему Джунсу.
А потом к губам, на которые Чанмин словно специально внимание разбойника обратил, потянулся. И поцеловал горячо, почти обжигающе - с напором огненным.

2013-01-06 в 06:25 

+Aia
Thank you. ‘우리’가 돼 줘서
Что это было такое, почему такую реакцию вызвало, Чанмин не совсем понял. Но вцепился он рукой в рубаху на спине Джунсу, на поцелуй отвечая. С одной-то стороны перспектива быть чьей-то "бабой" его по-прежнему не радовала. Но одичал парень за это время, раз поцелуй ему по вкусу пришелся.
Джунсу вздохнул в поцелуй этот пораженно, на секунду контроль теряя, губу нижнюю прикусывая. Рука со щеки переместилась на талию. И поцелуй продолжался без перерыва на кислород (а в нем уже нехватка чувствовалась!).
Неожиданно Чанмин снова разволновался, сообразил, что происходит... Да моментально из этого решил выгоду попробовать достать.
- Я очень хочу наружу... отсюда... я тут больше не могу... может как-то... можно? - он разбойника уже за шею обнимал и в глаза его смотрел с близкого расстояния. Губы свои облизнул и плотнее прижался – вернее просьба легла.
Надо сказать, что думал Джунсу второй вовсе не головой. Взгляд его был затуманненым.
- Наружу можно, если я захочу. Дом семье нашей подчиняется, как и все здесь. - рассказал он и широко улыбнулся, по пояснице парня такого теплого гладя. - Может и можно ненадолго, чтобы батька не узнал.
- Так не узнает. Мы же ему не расскажем? - отозвался Чанмин и глаза его радостно заблестели.
Губы правда улыбку не выдали - к подбородку разбойника прижались. И оставили на коже след от горячего выдоха.
От этого «мы» разбойнику вообще стало нечем думать.
- Хорошо, пойдем.
Несмотря на желания свои неудовлетворенные, он Чанмина за собой за руку с постели потянул, замедлился лишь для того, чтобы камзол подаренный на плечи парня накинуть. А после двери сами перед сыном разбойничьим открывались, даже ключ не понадобился.
- Погоди! А как же Коза? Она тоже хочет гулять! - успел Чанмин перед выходом собаченцию на руки прихватить.
Та странно и смирно сидела всю дорогу, как игрушечная - не дергалась.
По коридорам запутанным Чанмин шел за Джунсу вторым, дыхание задерживал (и дорогу запоминал).
- О...
Стена, что снаружи под скалу была замаскирована, дверью кончилась.
Потрясенный вздох издал Мин, когда за этой стеной их встретила глубокая ночь, теплая и тихая, с россыпью звезд по чернильному небу и едва слышимым ароматов цветов, что открывали свои бутоны только в это время суток.
- Далеко только не убегай? - шепнул оттаявший Чанмин собачке, когда на землю ее опустил.
Потом руки за спиной сцепил (они какими-то лишними показались) и к разбойнику повернулся.
- Спасибо...
К скале спиной прислонившись, тот за Чанмином наблюдал с легкой улыбкой и на слова его кивнул. По пути сюда его отпустило, сейчас он Чанмина не решался трогать, а то мог бы и завалить прямо здесь. Но не хотелось ему насилия, как ни крути.
Молча смотрели они друг на друга.
- Ну… Ладно, я пошел. - сказал вдруг Чанмин и как-то странно для желающего сбежать сделал лишь несколько шагов от разбойника.
- Куда? - лицо разбойника застыло, а тело словно само по себе сделало те же несколько шагов следом за "беглецом".
- Гулять. - почти равнодушно прозвучало перед тем, как сорвался парень с места и побежал в темноту, куда Коза уже ускакала.
Тут уж Джунсу рыкнул, прищурился, глянул на тропу, что Чанмин для побега выбрал… И в сторону кустов свернул, двигаясь быстрее человека, в чаще скрывшегося.
Стоит сказать спасибо сапогам волшебным.
Пару раз ветками специально хрустнул разбойник, да кустами пошуршал, чтобы Чанмин бежал резвее, да из сил выбивался…
А потом вдруг возник у него на пути, да так что тот в разбойника со всей прыти впечатался. И плюхнулся на пятую точку от удара.
- Ну и куда?
- Блин... - вырвалось у Чанмина.
За спиной Коза затявкала.
И открыл он рот, чтобы что-то сказать в свое оправдание, как вдруг рядом с Джунсу вторым зеленые кусты ожили и в человека трансформировались. А по всем близлежащим кустам светлячки включились.
- Что за итить? - возмутился разбойник, Чанмина собой загораживая.

Звонкая оплеуха досталась ему от Чуда болотного, а следом и речь очень ругательная.
- Ты блядская скотина, изменщик, тварь! Я его понимаешь которую неделю жду, печка уже лопнула! А он тут с другими мужиками по лесу бегает! Что - надоел идеальный секс? - тут и по второй щеке прилетело. - Новенького захотелось? Уебу нахрен!
Разбойник еще от первой оплеухи чуть в кусты с тропинки не улетел.
- Ч-что за...
Он даже слова вставить не успел, как вторая прилетела и в глазах поплыло.
- Да ты!...
Тут уже пришлось руки обидчика перехватывать, чтобы снова не огрести.
- Да впервые вижу тебя! Всех, с кем трахался, как наяву помню, а тебя в этом списке не было! – тут взгляд разбойничий по фигуре ладной скользнул и вырвалось из рта неуемного: - К сожалению…
Чудо прищурилось, получше разбойника оглядело и даже хихикнуло.
- Ой, черт попутал! Не то ты, что я ищу. А где брат твой широебится? Тот который... Третий?
- То есть как это... к сожалению? - тихо спросил Чанмин, что так и сидел на земле.
Коза из кустов на Чудо рычала.
Джунсу обернулся.
- Так потому и к сожалению, что больше, кроме тебя, ни с кем ни-ни! И вообще…
Щеки его горели. Вот братцу-то не повезло!
Чудо снова хихикнуло.
А Джунсу Чанмина с земли поднял, на плечо себе закинул, совсем как в первое их знакомство. И на болотное существо поглядел.
- Думаешь, что раз разбойники, то и дел никаких? Что за дискриминация по профессиональному признаку? Из троих я шустрый самый, скороходы-сапоги мне по жребию достались. А я спешил к находке моей яхонтовой. Так что дня через два пути неустанного и остальные подтянутся! Ты только с младшеньким нашим поосторожнее, он у нас будь здоров пинается. Сапоги-вышибалы - это не хухры-мухры!
На этом он счел знакомство с будущим родственником законченным и через чащу к логову держать стал, Чанмина на плече за зад придерживая, суматохой какой-то общей пользуясь, парня еще и забалтывая.
- Вот и устраивай после этого догонялки романтические в лесу, прохода нет! Тьфу!...
- Два дня?! - донеслось ему вслед.
А потом Чудо нарисовалось уже у стены логова.
- Вы на соседнее полушарие что ли шастали за сокровищами? Почему так долго?!
- Поставь меня на землю. - Чанмин весь ощетинился от таких знакомств.
- Во поклонницы у братца, спасу нет! – фыркнул Су.
Но Чанмина послушался - аккуратно на ноги поставил, одежду на нем отряхнул и за руку крепко ухватил.
- Не за сокровищами. За подарками свадебными брату старшому нашему, да невесте его, что словно звездочка светится. Перед женщиной фигней в виде брюликов не отвертеться!
Чудо Чанмина взглядом просканировало.
- Ой, да ладно тебе, мальчик, не уведу я твоего мужика, у меня свой есть! Вот только попадись он мне!...
- А я и не волнуюсь, что уведешь. – огрызнулся тот и вовсе помрачнел.
- Я вижу. – улыбка получилась снисходительной. -Мальчик, меня можешь не обманывать.
Расплылся Джунсу, успокоенный услышанным, просекая, что взревновала его находка.
Видимо тем и окрылился, даже подобрел и на Чудо с его прелестями уже не так косо поглядывал.
- Я смотрю, ты тоже шустрый, так можешь брата моего на горной переправе, что у края леса дремучего встретить. Дальше только не ходи. Там таких как ты местные шаманы не очень жалуют.
- Ну и ладненько. Спасибо на добром слове, не буду вас больше занимать, извините, что от секса отвлекло. Пойду и устрою засаду своему пропащему. Спасибочки еще раз… И чтоб стояло, не падало! - с этими словами Чудо испарилось, словно его и не было.
- Какие все умные, сил моих нет. - пробубнил Мин и на Козу, из кустов тявкающую, обернулся.
- Ну и на чем мы остановились? – уточнил тогда Джунсу.
Руку Мина он отпустил лишь для того, чтобы к скале парня толкнуть. Пока он за Козой не ринулся по новой. В догонялки-то играть расхотелось.
Охнул Чанмин. И глазами сверкнул.
- Ревнивец. – сказал Су.
- Вот ничерта подобного! - зло звучало в ответ.
Парень спину выпрямил, плечи расправил, мол, ну и что, пускай снова прижали - хрен меня так просто сломаешь.
- И не мечтай!
- Что же тогда?
Разбойник руками пути к отступлению отгородил, на скалу опираясь.
- От тебя зависит - обрадуешь ты меня, или убьешь, но возьму я на веру все, что скажешь ты сейчас, даже если язык на ложь снова повернется. Скажи, Чанмин, луна моя, неужели нет шанса у нас?… Ну хоть крохотного?
- Кх… Если ты в город меня отвезешь, жизнь покажешь, бесить меня не будешь, вот как когда пропадаешь надолго или на чужие прелести смотришь, то... шанс есть. Крохотный. Но есть. - ответил Чанмин и ухмыльнулся даже.
Хотел его разбойник еще на слове «город» поцелуем заткнуть, да не успел, слишком длинной находка его оказалась внезапно, словно подрос еще больше в заточении.
- Вот ты ревнивец все-таки! Не могу я в городе жить, мне по долгу крови не положено. А тебя одного я туда не пущу, уведут. - тут уж иллюзий Джунсу второй не питал. – Максимум, что обещать тебе могу, так это мир показать, после того как отец с тобой смирится…
- Хорошо, на мир я согласен. – неожиданно кивнул Чанмин.
А потом вдруг понизил голос до шепота.
- Но я буду сопротивляться. Все равно буду. Всегда.
- Это я как наяву и без предупреждений твоих вижу. – сказал ему Су.
Вот тогда-то уже можно было снова поцеловаться.

2013-01-06 в 15:40 

Ingirieni
Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали
Продолжение :heart: Спасибо. Ускакала читать

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Вечноцветущее поле травы.

главная